Наши
Вопрос ребром
Тема недели
В гостях
Расследование
Фоторепортажи
Обратная связь
 
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
             
Выпуск 28, от 24.04.09
Рубрика Наши
Андрей Битов:


Андрей Битов приехал в Армению в составе делегации от Международного Фонда "Русский мир" на первую годовщину армянского филиала Фонда, прочитал лекцию студентам Ереванского государственного университета "Наступил ли ХХ1 век?" , встречался со студентами и преподавателями РАУ, а в Союзе писателей Армении - со своими коллегами.

Открыл встречу председатель русской секции СП Сергей Мурадян. Он говорил об Андрее Битове, давнем друге Армении, о том, как двадцать лет назад вместе со своими друзьями лучшими русскими поэтами и писателями, он откликнулся на нашу беду - разрушительное Спитакское землетрясение. Крупный русский прозаик, с изощренной формой повествования, тонким чувством языка, умеющий открывать новые смыслы человеческой психологии, он прикасался к армянской теме, писал "Уроки Армении", о Гранте Матевосяне, академике Орбели. У него, как и у Мандельштамаё очень сильный армянский вирус, который не поддается никаким антибиотикам.


- Вы признаете преемственность поколений?

- Нет, признаю только взрывы.

- Какой сегодня СП России?
- Я плохо представляю его себе. После перестройки все начало раскалываться, сегодня выживают более хваткие. Могу только приветствовать то, что вы не разделились. Армения, куда я приехал в конце 60-х , была для меня "местом приземления", как для Колумба -Америка.

- Роль поэта, какова она?
- Пушкин утверждал роль поэта, а не профессию. Помните: "Не продается вдохновенье, Но можно рукопись продать"? Но сегодня деньги, которые получают писатели, до смешного ничтожно малы.

- Что произошло нового в вашем творчестве за последние годы?
- Написал роман-трилогию "Петербург-Москва-Провинция", издал сборник "Избранное". Меня часто спрашивают, пишу ли я о себе? Нет, я пишу от придуманного автора. Рынок, начавшийся с 1991г., невыгоден для писателя. Я больше сотрудничаю с маленькими издательствами. Власть плохо распоряжается будущим. Деньги надо вкладывать в культуру, образование, здоровье.

- В Лондоне в прессе вас сравнивают с Джойсом, Набоковым, Прустом, отмечая влияние последнего на ваше творчество.
- Мне есть что сказать своему читателю. Знаете, "человек себе все время врет", и я пишу об этом, о том, как он врет и не хочет понять, как не говорить себе правду. Один мой друг недавно сказал мне: "Тебя неприятно читать, ты словно расковыриваешь болячки". Но один человек не может выразить все о народе. Мир развивается, не становится глупее. Европейская цивилизация давно вошла в наши плоть и кровь (Гулливер с лилипутами и великанами, Робинзон в одиночестве). Человек должен знать о себе правду. Я понял, как официальные чиновники относятся ко мне: "Мне отомстила власть- ни она меня не заметила, ни я ее".

- Люди разучились читать. Может, скоро возникнет союз электронщиков вместо союза писателей?
- В России стали много писать в Интернет. Но в противовес этому у нас начали издавать классику маленькими книжками. Однако техника устаревает. Я - утопист!

- А как относитесь к цензуре, которая была сильна в недалеком прошлом, а сегодня ее отсутствие привело к полной анархии, вседозволенности?
- И Пушкин был не против цензуры. Но цензура приводила к разрастанию аппарата чиновников. Один человек способен сделать работу кабинета министров, один хороший врач - вылечить 10 пациентов, трое умных людей - выполнить хорошо работу целого издательства. Десять цензоров глупее одного. В советские годы цензура могла не пропустить маленькую заметку и не обратить внимания на книгу. И не надо бояться нецензурной лексики. Русский язык все умеет перемолоть и даже лагерный сленг. Сегодня - англоязычие. В армянском, даже не зная его, нахожу общие с русским слова. Но знание языков, несомненно, движущая сила общества.

- Какие журналы вы читаете сегодня?
- "Звезду" в С-Петербурге и "Октябрь" в Москве. Еще держатся "Новый мир" и "Знамя".

- А как относитесь к "Литературной газете"?
- Я ее давно не читал, она до меня не доходит. Я в этом смысле "чукча".

- В Москве готовят к изданию Энциклопедию О.Мандельштама, вы принимаете в этом участие?
- Может быть, числюсь.

- А проза Мандельштама повлияла на вас? У вас к ней такое яркое, искрометное предисловие.
- Я прочитал его прозу об Армении уже после своих "Уроков Армении", но его стихи повлияли на меня однозначно. А на Мандельштама, конечно же, повлияло "Путешествие в Арзрум" Пушкина. Писатели учатся в детстве, читая книги с большим восторгом. Все решил "Золотой век" русской литературы. Все решено 200 лет назад: российская литература открыла "роман в стихах" пушкинским "Онегиным", роман-поэму - "Мертвыми душами" Гоголя, роман в новеллах - прозой Лермонтова.

- Задумывались ли вы над этимологией своей фамилии?
- Как-то молодая чешка подбежала ко мне со словами: "Как люблю вашу военную прозу!" Я ответил: "Ее у меня нет". Она в ответ: "Какие у вас похожие фамилии: Белов, Быков, Битов…" Но даже мой отец не знал происхождения нашей фамилии.

- Продолжите "Уроки Армении"?
- Нет. Книги пишут один раз.

- Ваше мнение о постсоветской литературе?
- Она захлебнулась в свободе. Много дали публикации запрещенного ранее пласта. Родилась профессиональная литература криминального толка. Рад, что живы писатели моего поколения Людмила Петрушевская и Фазиль Искандер. Появился любопытный автор А.Лукьянов. Кто знает, может быть, уже родился новый Лев Толстой и пишет свою прозу, как в 1929 г. Платонов и Булгаков, а на Западе - Фолкнер и Хемингуэй.

Светлана АВАКЯН

 

Оценка посетителей: 0
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Оставьте Ваш комментарий
  Имя:     E-mail:
Комментарий
Поиск по сайту
  © Российско-Армянский (Славянский) университет 2008