Наши
Вопрос ребром
Тема недели
В гостях
Расследование
Фоторепортажи
Обратная связь
 
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
             
Выпуск 57, от 12.03.10
Рубрика Наши
"Писатель, которого надо читать и читать…"

 

"Читайте Достоевского, любите Достоевского, - если можете, а не можете, браните Достоевского, но читайте... по возможности только его."
И. Анненский
В декабре 2009 года вышла в свет монография доцента Айрапетяна Р.Г. "Концепция семьи в творчестве Ф.М. Достоевского", посвященная светлой памяти Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго. Автором рассмотрены не только художественные произведения, но и многие публицистические статьи, а также письма Ф.М. Достоевского и его записные тетради. Как ни парадоксально, но вопросы, на которые пытается ответить великий гуманист: распад семейных устоев, преемственность поколений, вопросы воспитания, проблемы возрастной психологии - не утратили своей актуальности и в XXI веке. Представляем вашему вниманию интервью с автором монографии РАФАЭЛЕМ ГРИГОРЬЕВИЧЕМ АЙРАПЕТЯНОМ.

- Рафаэль Григорьевич, расскажите вкратце о Вашем личном пути к Ф.М. Достоевскому.
- В 60-х годах Достоевский не был в числе запретных писателей, просто его произведения в школах не изучались. Из русской классики наиболее глубокое и сильное впечатление на меня произвело именно "Преступление и наказание". Между прочим, это произведение произвело точно такое же впечатление и на моих детей.
По правде говоря, я долгое время увлекался Л.Н. Толстым. Мне казалось, что выше Толстого и Туманяна я не встречу писателей. Потом в армии прочитал роман "Братья Карамазовы". Почувствовал сразу все величие этого произведения. Читал очень медленно, в течение месяца-двух, выписывая отдельные мысли и цитаты. Именно после "Братьев Карамазовых" я осознал глубину мысли Достоевского. Философия Толстого воспринимается намного легче, он понятнее молодым читателям. Даже его последние, очень сложные произведения читаются быстро, в них подводных течений намного меньше, чем у Достоевского.

- Когда именно Вы начали серьезно изучать творчество Достоевского?
- Почему-то с 30 лет я начал покупать все книги, которые имели отношение к Достоевскому. Тогда книг в магазинах было очень мало. Но у букинистов часто появлялись исследования, посвященные творчеству Достоевского. Я покупал, не задумываясь над тем, нужны они мне или нет… Когда работал над диссертацией, удивился, что у меня по Достоевскому столько литературы! В середине 90-х что-то заставило еще раз перечитать романы великого провидца. В начале 19 века вся молодежь увлекалась Гегелем, знала его труды чуть ли не наизусть. Это был самый читаемый и почитаемый философ. Достоевский также увлекался Гегелем. Будучи на каторге, даже просил брата прислать "Феноменологию духа" Гегеля. Я заинтересовался, каким образом это произведение повлияло на творчество Достоевского. Принялся за Гегеля, изучил и другие его труды: "Философию права", "Философию религии". Меня поразило, что сюжет романа "Преступление и наказание", муки и страдания героя, огромный пласт общечеловеческих проблем, идей, которые легли в основу "Преступления и наказания", задолго до Достоевского предвосхитил Гегель в "Философии права" и "Философии религии". Сначала Раскольников отрезал себя от всего мира ножницами, потом одиночество и великая грусть, а раскаяния все еще нет. Раскаяние придет к человеку только тогда, когда он полюбит. За 4-5 страниц до конца романа Раскольников восклицает: "Ну чем мой поступок кажется им так безобразен?" И только после сцены на берегу Иртыша он потянулся к Евангелию. Именно эти мысли легли в основу моей первой статьи "Преступление и раскаяние (Читая Гегеля и Достоевского)", в которой проводятся параллели между романом Достоевского и трудами Гегеля.
Потом я увлекся "Дневниками писателя", "Записными тетрадями" Ф.М. Достоевского. Они все уникальны. Как правило, человек ведет дневник рисуясь. Он заранее знает, что его дневник будут читать и другие. Даже великий Толстой писал дневники для кого-то. А в своих "Записных тетрадях" и "Дневниках писателя" Достоевский не говорит о себе ни слова. Он считал, что его личные переживания несопоставимы с глобальными проблемами эпохи. Надо обладать великой душой, чтобы вести дневник, издавать его и не писать о себе. Между прочим, тираж "Дневников писателя" доходил до 5 тыс. экземпляров. Это огромная цифра для тогдашней России. Штакеншнейдер, близкая знакомая Достоевского, пишет в воспоминаниях, что славу писателю принесли не его романы, а именно "Дневники писателя". Достоевского винили в обскурантизме. Но как ни парадоксально, молодежь шла именно за ним.

- Ваша первая книга "Христианские мотивы в "Дневниках писателя" и "Записных тетрадях" Ф.М. Достоевского" удостоилась внимания Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго. Чем обусловлено Ваше обращение к религиозной теме?
- В советский период долгое время эта тема была запретной, никто не писал об этом. Наоборот, очень много горьких слов было сказано в адрес Достоевского как приверженца православия. Вся уникальность учения Достоевского заключается в том, что спасение мира он видит не в самом учении Христа, а в вере. Напомним его слова о религии, о Христовой вере: "Многие думают, что достаточно веровать в мораль Христову, чтобы быть христианином. Не мораль Христова, не учение Христа спасет мир, а именно вера в то, что слово плоть бысть." Религия - это прежде всего вера. Слова Сони Мармеладовой: "Что ж бы я без бога-то была?" я воспринимаю несколько иначе. Необязательно преклоняться перед Христовой верой. Важно, чтобы человек преклонялся перед великой идеей. Если этой идеи нет, человек может погибнуть.
Достоевский не восторгался учениями Руссо, Вольтера, но уж лучше их идеи, чем совершенно безыдейное существование, чем tabula rasa. Между прочим, такого же мнения был Чехов, который говорил, что если в человеке нет стержня, то простой насморк может вывести его из строя.

- А есть ли такая идея в наши дни?
- Во имя чего живет наша молодежь? Если мы начнем говорить сейчас о великой объединяющей идее Достоевского, многие непременно удивятся наивности мыслей писателя. Думаю, во имя великих идей мало кто воспитывает своих детей. В семьях, школах, университетах этой общей идеи давно нет, уже 10-20 лет как ее нет, то есть она есть, но она отошла на задний план. Формула "Разбогатеть любой ценой" стала не просто целью, но также движущей силой. Нахапать побольше, украсть, вырвать кусок из глотки соседа - в этом многие уже не видят ничего предосудительного. И делается это вовсе не для того, чтобы заиметь хлеб насущный, чтобы не умереть с голоду… Тысячелетиями армянский народ мечтал о свободе, независимости, о самостоятельности, о государственности. В 80-е годы этой идеей жили все. Вся Армения. Но, как только мы приобрели эти ценности, идея отступила на задний план. Возможно, прав великий инквизитор из "Братьев Карамазовых", который утверждал, что народ скоро приползет на коленях и скажет: отнимите у нас свободу, но накормите хлебом. Неужели наступили эти времена? Неужели армянский народ может пожертвовать своей свободой ради жирного куска?...

Утверждение нигилистов в середине 19 века о том, что сапоги лучше Пушкина, потому что без сапог обойтись нельзя, а без Пушкина можно, как бы примитивно ни звучало, но в наши дни стало жизненным кредо многих. Мы становимся свидетелями того, как материальное вытесняет духовное. "Не хлебом единым" становится лейтмотивом многих произведений Достоевского. Ну, допустим, поел досыта человек, но ведь затем непременно спросит: "А дальше что?"


- Как возник замысел книги "Концепция семьи в творчестве Ф.М.Достоевского"?
- Вы знаете, сколько брошенных детей в Армении, сколько их в России? Не знаете? И я не знаю. В России эта цифра, по одним данным, составляет 7 млн, по другим - 5 млн., по третьим - 500 тыс… Согласно официальным данным, в России 2 млн. брошенных детей. А сколько детей страдает в семьях? И не только в малоимущих, неблагополучных, пьющих, но также в обеспеченных семьях. С чем молодой человек вступает в жизнь? Вопрос этот стоял и во времена Достоевского. Мы знаем, что семья Достоевских была бедной. Отец из кожи лез, чтобы дать детям прекрасное образование в лучших пансионах Москвы. Каждый вечер вся семья собиралась в гостиной, читали русскую и зарубежную классику, изучали историю… Дети знали наизусть все исторические реликвии, все соборы на территории Кремля. В одном из писем к брату Достоевский замечает: "Заметь себе и проникнись тем, брат Андрей Михайлович, что идея непременного и высшего стремления в лучшие люди (в буквальном, самом высшем смысле слова) была основною идеей и отца, и матери наших, несмотря на все уклонения". Не стремление выбиться в люди, не разбогатеть, а благородное стремление в лучшие люди! Лучший человек тот, который отзывается на чужую боль, переживает за Родину, за свой народ, за свою улицу, за свой дом… Необязательно быть при этом гениальным и талантливым, стать писателем, художником или композитором, необязательно иметь миллионы... Я не знаю, воспитывают ли в этом духе нашу молодежь?
У Диогена была глиняная чаша. Увидев, как один бедняк пил воду пригоршнями, Диоген разбил свою чашу, ибо не хотел иметь того, чего нет у других. Когда я рассказываю эту историю, наши меркантильные студенты говорят: "Зачем разбивать? Отдал бы этому бедняку!"

- В наши дни замечаете ли Вы интерес к творчеству Достоевского среди студентов?
- Студенты с удовольствием слушают лекции и читают произведения. Но у них какая-то короткая память. Нет у них капитального интереса: что-то отметить, что-то дополнительно поискать и посмотреть… Классика вечна, она не может устареть. Каждый раз, перечитывая, находишь что-то новое. Летом перечитал еще раз "Мертвые души". Мне казалось, что слова "презентабельный" и "коммуникация" пришли в русский язык в 20 веке. А между тем Гоголь пишет: "Дамы города NN были то, что называют презентабельны…". Или вот еще: "Невский проспект есть всеобщая коммуникация Петербурга". Классики опередили свое время не только мыслями, но и языком.
Конечно, современную литературу тоже надо знать. Что она проповедует, я не способен понять. Сто раз принимался читать современную прозу, авторов не хочу называть, но больше двух страниц не могу прочитать. Это пародия какая-то. Все увлеклись постмодернизмом. Не надо создавать себе кумиров, но когда я читаю Достоевского, волей-неволей прихожу к выводу, что уже не встречу такого автора. Ну, в наши дни можно выделить Маркеса. Да, Маркес велик, очень велик.

- Кто для Вас Достоевский - гениальный писатель, талантливый журналист, тонкий психолог, великий гуманист или отчаянный патриот?
-Достоевский - смелый писатель, который ничего не боится. Второстепенное у него никогда не вытесняет главного. Сложно этого добиться. Это особый дар. Он унизил свою любимую героиню - несчастную Сонечку Мармеладову. Вспомните ее в сцене смерти отца, когда она предстала в перекупленном из четвертых рук, неприличном платье, с ненужной омбрелькой, в смешной соломенной шляпке…Вспомните, как описано убийство старухи: Раскольников представлен исключительно жестоким, отвратительным, омерзительным человеком. Вспомните трагическую участь Катерины Ивановны, ее невыносимую мелочность и никчемность… Великие мастера не поддаются жалости. Туманяна умоляли оставить Гикора в живых, но он не пошел на это. Вот в этом сила писателя, в его правде. Как журналист Достоевский обладает хорошим чутьем и бесподобным языком. Любую статью запоминаешь на всю жизнь. Бахтин отмечает, что у него "неприятно задиристый тон". Журналист таким и должен быть. Как мыслитель - невероятно глубок. Грандиозные мысли не утратили своей актуальности и по сей день. Гуманизм его не знает границ. Он душой болел не только за Россию, но и за весь мир. Достоевский - это писатель, которого надо читать и читать. Что касается последнего определения, то Достоевского всегда винили в нетерпимости. Но неужели, если я люблю свою нацию, у меня непременно неприязнь к другим? Достоевский любил свою нацию. Свой народ надо любить и знать. Для меня выше Туманяна нет ни одного писателя, ни одного поэта. Я восторгаюсь Пушкиным, Достоевским, Маркесом, Лермонтовым, Блоком, Тютчевым, Есениным… Но все равно я не могу поставить кого-то выше Туманяна. Неужели я этой любовью оскорбляю и унижаю других писателей? Неужели я националист? Нет, я абсолютно не националист.

-Как вы оцениваете последние экранизации произведений классика?
- Я не специалист в области киноискусства, мои выводы субъективны. Фильм Дмитрия Светозарова "Преступление и наказание" очень понравился. Он не отошел от книги. В старом фильме Льва Кулиджанова есть один изъян: когда на экране появляется Майя Булгакова в роли Катерины Ивановны, она затмевает всех партнеров. Ее трагедия оставляет позади все идеи романа. Блестящая игра Майи Булгаковой запоминается больше всего. Очень многое было опущено в старом фильме, по понятным причинам исчезли и христианские мотивы. Новая версия "Идиота" вовсе не понравилась. Герои не естественны. Я всегда с болью воспринимал образы Достоевского. Но в этом фильме они мне не понятны. Вот старый фильм с Яковлевым бесподобный, это образец исключительной игры. Последняя экранизация "Братьев Карамазовых" - сущая глупость. Изначально исковеркан сюжет. Не понимаю, зачем они это сняли?
Когда в советское время вышел фильм "Воскресение", повально стали читать Толстого. Благодаря одной картине тысячи людей увлеклись классикой. Хорошие экранизации всегда зовут зрителя в путь, мы начинаем читать само произведение. Экранизации никогда не заменят произведения: смотреть одно, читать другое. Ну как можно передать дух Достоевского на экране? Передавать закадровым текстом думы Толстого - для меня это нонсенс.

- Много ли исследователей творчества Достоевского в Армении?
- Много почитателей. У нас есть неплохие переводы. Не отличные, но и не плохие. Да, Достоевский очень сложный, его сложно переводить. Он и на русском сложно воспринимается. Это непростой язык. Долгое время считалось, зачем его изучать, если весь мир его изучает? Что мы можем нового сказать? Но всегда можно найти нишу. Я не скажу, что я первый, но христианские мотивы в "Записных тетрадях" и "Дневниках писателя" мною раскрыты наиболее полно.

- Какая мысль Достоевского сопровождает Вас в жизни?
- Мысль о том, что у каждого народа и у каждого человека должна быть "связующая" идея. Вырастить хороших детей - это тоже идея. Быть хорошим человеком в своей семье - это тоже идея. Нельзя позволять, чтобы все сводилось к материальной обеспеченности. Пускай все живут богато, я не против. Но дай кому-нибудь власть, он станет думать только о своем кармане. Это страшно…

Беседу вели Гаяне ГАБРИЕЛЯН
и Вардитер МКРТЧЯН

 

Оценка посетителей: 90
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Оставьте Ваш комментарий
  Имя:     E-mail:
Комментарий
Поиск по сайту
  © Российско-Армянский (Славянский) университет 2008