Наши
Вопрос ребром
Тема недели
В гостях
Расследование
Фоторепортажи
Обратная связь
 
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
             
Выпуск 145, от 02.12.11
Рубрика Наши
'ВДОХНОВЕНИЕ - СЛОЖНЕЙШИЙ АППАРАТ…'

Артем Арутюнян - доктор филологических наук, профессор ЕГУ, член Союза писателей, председатель секции переводчиков СП, Лауреат Госпремии по литературе (2003), Кавалер Ордена «За заслуги перед отечеством за выдающиеся достижения в области поэзии. Автор 8 поэтических сборников. Его поэзия переведена на русский, английский, немецкий, французский, украинский и др. языки.

- Приход в поэзию был осмысленным или спонтанным?
- Я жил в атмосфере поэзии: отец - поэт, мама тоже писала. Литературный вкус привит в детстве. Но, как писал Пастернак, "один прокладывал выход из вероятья в правоту".

- А литературоведение, которое по праву всегда у вас рядом с поэзией?
- Опасная близость творить и заниматься анализом в одном лице чревата взаимоуничтожением. Поэзия - порывы вдохновения, литературоведение - критика, расчленяющая объект на разные части, анализ, где порыв потухает. Но я почувствовал скудость нашего литературоведения, и мне захотелось найти новые реалии, ценности при отображении общества и реальности, будь то природа, "тайник" вселенной (снова Пастернак!), будь оно раздираемое в те годы тиранией и партийным чванством. Бодлеру такое тоже удалось. Французская критика, пишущая о Бодлере, восхваляла его за совмещение критики и великой поэзии.

- Но и переводы. Вы отлично владеете английским и часто "пересыпаете" им свои выступления.
- Да, я люблю хвастаться своим знанием английского, но это, скорее, намек на то, что надо обязательно знать хоть один иностранный язык, как "окно" в мир, новая духовная деятельность. И снова не могу не перефразировать любимого Пастернака: "Открыть окно, что жилы отворить". Английский - новая реальность, для одаренного человека путь к ценностям другого языка. Переводчик начинается с того, когда стоишь рядом с автором, трактуешь его, анализируешь слой за слоем произведение, особенно поэтическое. В брежневские времена я перевел Джойса "Дублинцев", впервые на армянский том английской и американской поэзии: Алена Гинсберга, Вильяма Карлоса, Элиота, Эмили Дикенсен…

- Сегодня отдаетесь переводам?
- Хочу издать Уитмена и Элена Гинсберга.

- Питер Балакян - отдельная страница в ваших переводах и пристрастие.
- Я его очень люблю. Он - глубокий поэт, который в тишине американских лесов пишет об Армении. Его тематика - притеснение турками малых народов. Он высоко котируется в мире.

- Поэзия - это труд или дело души?
- И каторжный труд и высокий полет души. Вдохновение - сложнейший аппарат. У Шекспира - сонеты, и в драмах россыпь жемчужин поэзии. Сложность поэтического вдохновения - она не в одном порыве, нет, в нем множество ячеек. Вдохновение и физическая сила, которая пытается вырваться, и особый дар чувствовать слово. Элиот считал вдохновение палкой с двумя концами: один - у автора, другой - у читателя. Но это сверхъестественный выход творца, он мощный, как торс Апполона. Не люблю пьяный бред, выдаваемый за поэзию.

- Сегодня заметно увлечение в поэзии новыми формами. А где ваша основа?

- Поэзия как любая интеллектуальная работа сталкивается с борьбой вкусов. Каждый новый великий открывает новые реалии, сталкивается с кислотой прошедших ценностей. Меняющиеся времена приносят новое видение. Основа для меня довольно ироничная, не буду хватать за ноги Бога, как делают многие мои современники-поэты. Но в поэзии великая ценность - сострадание. Не быть подверженным тоталитарному режиму. Многих советских поэтов сегодня и не помнят. Опасность поэзии в том, что она приходит в столкновение с реальностью. Да, есть среди поэтов и те, которые уходят в природу, в ней находят мудрость бытия. Мандельштам открыл огромный мир политической лирики, и он был свободен, а Пастернак всегда жил в несвободе!

- Поэзия еще жива? Недавно прочитала удивительное в письме Пушкина 1820 года Вяземскому о том, что поэзия умирает и скоро поэты будут читать стихи друг другу.
- Это вечная жалоба поэтов. Им не хватает читательского внимания. В 60-ые прошлого века поэзия нашла короткий выход. Марксистская идеология, окаменев, стала штыком. Оттепель особенно почувствовалась в поэзии, дала ей полет. Но великая поэзия не сиюминутна, это - настойка. Политическое событие может очень усилить, возбудить поэзию (Сиаманто об армянском геноциде!). Но введение в литературный ряд политических событий трудно. Сегодня с поэзией конкурирует интернет, аудиокниги. Но письменную литературу не заменит ничто!

- Откройтесь: как вы начинаете стихотворение - с идеи, мысли или смутного звука?
- Бывает по-разному, идея приводит к деталям, к "божественному пустяку", а иногда с маленькой детали, приводящей к чему-то большому. У меня каждая строка должна содержать мысль. Люблю верлибр, который не технический прием, а особое мировоззрение.

- Что дают поэту путешествия, встречи, всегда ли это стимул к творчеству?
- Путешествия иногда разбивают накопленную энергию, разбрасывают ее, порою мешают, ведь сидячая жизнь обогащает, концентрирует. Случается путешествие, как бегство от кабалы, от самого себя, открытие новых миров. Мои американские путешествия даровали встречи с большими мегаполисами, познание нового, расширение политического кругозора. Я представлял Карабах в Вашингтоне. Все давало огромный материал: я увидел, как дробят малые государства, и что нефть - энергетическая ценность, и корыстные цели больших государств, танцующих чечетку на костях малых наций, - жуткая панорама из дипломатического окна. Но стоны малых наций не доходили до закрытых кабинетов. Поэзия меняет сегодня свой ракурс. Снова слова Мандельштама Анне Ахматовой: "Анна, поэзия должна быть политической! Русская политическая поэзия дает нам прекрасные уроки и примеры".

- Есть расхожее мнение, что поэзия исключительно дело молодых.
- Рембо в 19 лет перестал быть поэтом, но он создал новую французскую поэзию, создав поэму "Четыре квартиры", а Гете писал до глубокой старости. Молодые поэты - это романтический подход. Для любого государства опасно вакантное место поэта.

- А что для вас самое главное в поэзии?
- В поэзии в веере открываются многие точки бытия. Человек-зверь, и если не будет тюрем и т.п., вся накипь поднимется. Поэзия - одна из мощных оружий для того, чтобы загнать зверя в человеке внутрь, полностью уничтожить это невозможно, и выпустить ангела!

- Любимый афоризм?
- "Человек - мыслящий тростник "(французский философ и моралист 17 века Паскаль).

- Живопись в вашей жизни?
- Пикассо. Он открыл красоту уродливого, совершенно новую пропорцию мира. Пройдя через художественную ткань видения, даже уродливое становится прекрасным, почувствовать новую эпоху, новую красоту.

- После А.Исаакяна, В.Терьяна, Чаренца пришли новые талантливые поэты Армении, наши современники, а что сегодня?
- Поэзия нашего времени, о которой вы говорите, поддерживалась государством, чтобы выпускать пар. Среди них было много и искренних поэтов, которые писали об армянской истории, о геноциде. Но цензура давила и они загоняли себя в лирику.

- И все-таки, поэзия и политика. Это совместимо?
- Поэзия и политика необходимы друг другу. Даже великий лирик Гейне, Бертольд Брехт, Маяковский и многие другие это хорошо доказали. И Неруда. Когда происходит конфликт между поэзией и властью, рождаются великие поэты. Мандельштам и Сталин- яркий тому пример. Политика - священный хлеб поэзии. Мы живем не во дворцах, а в странных трущобах человеческого бытия и земли…


Светлана АВАКЯН

Оценка посетителей: 0
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Оставьте Ваш комментарий
  Имя:     E-mail:
Комментарий
Поиск по сайту
  © Российско-Армянский (Славянский) университет 2008