Наши
Вопрос ребром
Тема недели
В гостях
Расследование
Фоторепортажи
Обратная связь
 
пн вт ср чт пт сб вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
             
Выпуск 155, от 24.02.12
“Обама до выборов не даст иранскому кризису перейти в горячую фазу”

 

Ситуация вокруг Сирии и Ирана продолжает накаляться. На наши вопросы по этой теме отвечает известный специалист по международной политике, доктор социологических наук, профессор и заведующий кафедрой связей с общественностью факультета журналистики Санкт-Петербургского государственного университета Дмитрий Петрович Гавра.

- Какой сценарий развития событий в Сирии вы видите после последнего решения ООН?

- С моей точки зрения, сценарий будет негативный не только для Башара Асада, но и для Сирии в целом. Скорее всего мы потеряем Сирию как единое государство. И вполне очевидно, что уничтожение Сирии как самостоятельного сильного игрока на Ближнем Востоке - это стратегический удар по Ирану, поскольку мы знаем, что Сирия и Иран были достаточно близки. Говоря о перспективах развития сирийской ситуации, можно ожидать, что сценарий будет подобно тому, что мы видели в других странах Северной Африки. Это худший сценарий - сценарий прихода к власти исламистов. И вряд ли это будут умеренные исламисты. Означает, что дуга управляемой напряженности, вполне очевидно, будет формироваться вокруг периферии южных границ, в том числе и России.


- Как вы уже отметили, “арабская весна” обернулась приходом к власти исламистов. К чему это может привести?

-Это может привести к тому, что называется “управляемая нестабильность” в глобальном масштабе. Вполне понятен макроэкономический смысл этой нестабильности. Мы видим колоссальный дефицит бюджета крупнейших мировых игроков- в первую очередь, Соединенных Штатов и стран Евросоюза. Наиболее авторитетные экономисты, прежде всего американские, уже начали постепенно говорить о том, что хорошо бы, если бы случилась какая-нибудь не очень большая и не очень маленькая война. Такая война, которая позволила бы в существенной мере решить экономические проблемы, прежде всего западных мировых лидеров, без потери внутренней стабильности. И с моей точки зрения, все это вместе есть некоторые составные части глобального сценария, связанного с перезагрузкой перегретой глобальной экономики. Очевидно, что в этом случае мы получим большие человеческие потери, но зато сама структура глобального господства в известной мере сохранится.

- Дмитрий Петрович, что можно ожидать от иранского кризиса? Какое развитие можно ожидать?

- С моей точки зрения, лауреат Нобелевской премии мира Барак Обама до выборов не даст иранскому кризису перейти в горячую фазу. Мир будет балансировать на гране срыва в горячую фазу. Но тем не менее, очевидно, что до выборов Обаме операция в Иране, которая приведет к кровопролитию и дестабилизации, не нужна, поскольку любая боевая операция с вовлечением Соединенных Штатов как серьезного игрока идет на руку вовсе не демократам, а республиканцам. Та риторика, которую мы слышим из уст Митта Роумни, наиболее влиятельного кандидата на пост президента США от республиканцев, из уст Ньюта Гингрича- его основного соперника, говорит о том, что в ситуации жесткого противостояния либо военного кризиса на коне будут не демократы, а республиканцы.

- Как себя поведет Турция в процессе эскалации напряженности?

-Турция постепенно претендует на то, чтобы превратиться в региональную сверхдержаву: военную и политическую. Эрдоган претендует на то, чтобы стать, условно говоря, паназиатским крупным лидером, и в этом плане вполне очевидно, что Турция будет пытаться усидеть на двух стульях: одновременно играя в евроатлантическую солидарность и в то же время показывая себя для стран региона как региональная сверхдержава. Я не думаю, что у Турции надолго хватит сил усидеть на двух стульях, тем более, что те деньги, которые сегодня Турция вкладывает в вооружение,- это тяжелая нагрузка на ее бюджет. Мировой экономический кризис, который бьет по странам Европы и Центральной Азии, он в конце концов не обойдет и Турцию, поэтому с какого-то из стульев рано или поздно Турции придется слезать. Но пока что мы видим, что Эрдоган плохо осознает эти макроэкономические опасности.

- Какую роль в сложившейся сложной региональной ситуации будет играть курдский фактор? Можно ли ожидать отделения Курдской автономии от Ирака и провозглашения независимости?

- Я полагаю это маловероятным, во всяком случае до тех пор, пока существуют жесткие противоречия между Рабочей партией Курдистана и турецким истеблишментом. Вполне очевидно, что Турция не заинтересована в появлении такого рода зоны нестабильности, которая связана в том числе и с территориальными претензиями к Турции. Вряд ли возможна однополярная конфигурация, в рамках которой независимой становится только часть Иракского Курдистана, в то время как Турецкий Курдистан так и остается под контролем турецкого государства. Это означает, что такого рода разделенный народ все равно породит для Турции нестабильность. Поэтому, с моей точки зрения, Турции сейчас более выгодно обещать курдам, особенно иракским, некоторую независимость, но такую независимость не предоставлять и этому не способствовать.

- И последний вопрос. Дмитрий Петрович, как же при таком раскладе дел поведут себя к Грузия и Азербайджан? При том, что Грузия стремится в НАТО, а Азербайджан как непостоянный член Совета Безопасности ООН проголосовал за американские планы. Помимо всего, отношения Азербайджан-Иран достаточно накалены. Как известно, Иран обвиняет Азербайджан в подстрекательстве к территориальному расчленению Ирана. А также, по мнению Ирана, Азербайджан замешан в убийстве иранского ученого - ядерщика…

- Азербайджан находится в двусмысленном положении. И мы видим, каким образом он наращивает свои военные бюджеты. Вопрос Карабаха для Азербайджана- это вопрос не внешне-, а внутриполитический. И карабахский крючок- этот тот сильный крючок, на котором Азербайджан держит самые разные державы. Поэтому вполне очевидно, что в силовых полях разговоров вокруг Карабаха, Азербайджан прежде всего замкнут на внутриполитических аспектах. Для Ильхама Алиева жесткая риторика вокруг карабахского вопроса, равно как наращивание военных бюджетов есть условие обеспечения внутренней стабильности. И поэтому вполне понятно, что обещания, которые Азербайджан получает от Соединных Штатов, малореализуемы, но тем не менее они обязывают Азербайджан занимать антииранскую позицию.

Я не думаю, что нас ждет в том числе и реальный раздел Ирана и присоединение Иранского Азербайджана к Азербайджану в нынешних границах. Азербайджану сегодняшнему Иранский Азербайджан просто не переварить: и экономически, и политически. Культурная разница достаточно велика. Тем не менее, дальше разговоров, я полагаю, здесь дело не пойдет. И на кону, разумеется, стоит, вовсе не Иранский Азербайджан, а разного рода обещания Азербайджану, связанные с какими-то шагами вперед в отношении Карабаха.

Что касается Грузии, то понятно, что стремление Грузии в НАТО наталкивается на геополитические проблемы, которые называются Абхазия и Южная Осетия. До тех пор, пока Грузия считает, что их территории оккупированы, реальных шагов по вступлению в НАТО предпринято не может быть, и поэтому этот целотекущий процесс, с моей точки зрения, быстрого решения не получит.

Заруи БАБУХАНЯН

Оценка посетителей: 10
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Оставьте Ваш комментарий
  Имя:     E-mail:
Комментарий
Поиск по сайту
  © Российско-Армянский (Славянский) университет 2008