Кто автор картины Сикстинская Mадонна?
Леонардо да Винчи
Сандро Боттичелли
Рафаэль

Результаты опроса


На что вы готовы пойти ради карьеры?
Ради карьеры я готов(а) на все
На все, но в рамках закона
Никогда не пожертвую людьми и отношениями ради карьеры
Затрудняюсь ответить

Результаты опроса

<<< Вернуться к Активному Выпуску

Вы можете оставить Ваш комментарий

 

Ассоциация

 

 

Странные шумы, похожие на звук насоса, качающего воду, длинные, гулкие, хлюпающие… Что-то чавкает и гадко причмокивает, и этот шум не дает ей покоя уже долгое время. Она затыкает уши синтетической ватой, прячет голову под подушку, она ходит по комнате, обхватив голову руками и пытается не слушать, не слышать все это. Ей кажется, что в кресле за ее спиной кто-то сидит, этот кто-то со свистом вливает в глотку жидкость, облизывает губы и тяжело сглатывает, этот кто-то шуршит одеждой и стучит длинными ногтями по журнальному столику. Потом, через раз, мучительно медленно, с упоением царапает толстое стекло, ногти скользят по нему и скрипят, стонут… Кто-то невидимый царапает стекло и пишет твердым мелом по плохо намыленной доске, комната наполняется звуками, и они тихо-тихо сводят ее с ума. Перед глазами проносятся лица, перекошенные в ухмылках, скалящиеся рты, глаза, наполненные до краев диким хохотом, чьи-то скрюченные, как у дохлой курицы, руки, мелькают старые, почти забытые воспоминания, случайные лица, когда-то выхваченные из толпы. Звуки не замолкают, и она нервно оборачивается: в кресле никого нет, никого нет… «Мне все кажется, надо успокоиться,- говорит она себе. –Я переволновалась. Я устала. Надо прилечь. Надо выпить успокоительное. Боже, куда я дела ушные затычки, этот шум меня убьет!». Она меряет комнату шагами, она не считает их, но каждый раз невольно делает одинаковое количество шагов: пять вправо, три налево, затем оборачивается снова. Соседи почему-то барабанят в стенку: неужели музыка включена так громко? Она бросается к столу, лихорадочно шарит руками в выдвинутой полке, находит наконец потертую записную книжку коричневой кожи, открывает на букве «М» - и кидает жалкий бумажный сгусток снова в ящик стола. Веером разлетаются пожелтевшие листы, мнутся уголки расчерченных графами страниц. «Какой смысл звонить? Кому я могу позвонить? Что я скажу?» И снова: пять шагов вправо, три налево. Она смотрит в зеркало над спальным трюмо и видит там отражение своей бабушки, отшатывается в первую минуту, а потом с пугающим интересом вглядывается в такие чужие и такие знакомые черты. «Я повторяю ее, я повторяю всех их, бывших до меня, незаметно проживших свои жизни до меня»,- думает она, а кровь бешено бьется у висков, и от скрипа ногтей по стеклу спина покрывается мурашками. Загнанная в глубину глаз и души чья-то личность, чья-то несостоявшаяся судьба, и эти толстые, ложащиеся один к одному волосы, эти удивленно-приподнятые брови, смирение в облике и взгляде, но не блаженное - рабское. «Я так похожа на нее. На них… Даже внешне». Пять вправо, три налево. Она рывком оказывается у кресла и падает в него, как в водный бассейн - больно, хлестко, со всплеском и шумом, кажется, что струи воды забились в нос и в рот, не давая дышать. Она устало прикрывает глаза. Шум. Скрип мела по доске. Лица. Мутные мысли, мир - сквозь мутные стекла. Безысходность.
 
«Я не буду уже ни красивым, ни знаменитым. Я не приду из маленького города в столицу. Я не буду ни полководцем, ни наркомом, ни ученым, ни бегуном, ни авантюристом. И как бы кто-то сказал мне: ты готов. Закончен. Ничего больше не будет». 

Юрий Олеша, «Зависть».

 

 

 

Сона Бурназян


Оставьте Ваш комментарий
  Имя: 
Комментарий
 
24.04.09 00:35:00 Sona
Спасибо за похвалы сие скромному произведению. Не думала, что эффект присутствия обеспечен настолько, что читателю становится не по себе. Автору тоже было несколько не по себе, когда это дело писалось. Терезочка, саморазрушительного здесь нет, потому что "страх, холод, мучительное чувство мурашек.." так же имеют место быть, как и радость, смех, тепло и много чего еще положительного. Главное, чтобы эти ощущения накатывали попеременно, вытекая и сменяя друг друга. Одно без другого- никак. К тому же, это все-таки ассоциация на приведенную в конце цитату, так что все не очень страшно))
23.04.09 23:07:00 Тереза
Сонечка, у тебя поразительный дар создавать чудесные зарисовочные произведения, яркие,изумительно живые, осязаемые и обоняемые. Поэтому пожалей, пожалуйста, читателя. Полностью обеспеченный эффект присутствия, честно говоря, оставляет не лучшие ощущения после чтения: страх, холод, мучительное чувство мурашек, пробравшихся в вены через капиляры на кончиках пальцев и суетливо спешащих добраться до паукообразной оболочки мозга, и наконец - безысходность. Будучи близко знакомой с автором, знаю, что каждое слово пропущено через себя и вырвано из иногда наваждающих ее впечатлительный мирок скрипящих настроений. Посему советую, а точнее прошу больше не писать подобных саморазрушающих вещей!!!
# 54
15.04.09