Кто автор картины Сикстинская Mадонна?
Леонардо да Винчи
Сандро Боттичелли
Рафаэль

Результаты опроса


На что вы готовы пойти ради карьеры?
Ради карьеры я готов(а) на все
На все, но в рамках закона
Никогда не пожертвую людьми и отношениями ради карьеры
Затрудняюсь ответить

Результаты опроса

<<< Вернуться к Активному Выпуску

Вы можете оставить Ваш комментарий
 
 Посвящается Ему, не знающему умеренности ни в чем.
  
 
Один день Девочки-с-Глазом-Желе
 
 
Девочка пришла домой уставшая. Она провела весь день в школе, где отгоняла ушами мух. Ученики школы каждое утро становились в очередь перед входом и ждали, когда Учитель в черном фраке и волосами, похожими на всклокоченные комья ваты, намажет их уши медом. Происходило это так: Учитель брал длинную кисточку из ослиной шерсти, макал ее в банку с медом и с упоением вырисовывал на ушной раковине очередного ученика буквы - по алфавитному порядку, конечно же. Перебрав все пять известных ему алфавитов, Учитель удовлетворенно потирал руки, обнимал за талию уже опустевшую банку меда и уходил к себе в кабинет составлять отчеты. Отчеты он вел усердно и кропотливо - высчитывал литры меда, произведенные на собственной пасеке. Ученикам же надо было во время занятий сосредоточиться на липкой и стекающей по щеками букве алфавита - у каждого, конечно же, своей собственной, ничем не похожей на других. На мед слетались через специально раскрытые настежь окна мухи и пчелы, а задача учеников была проста и логична - как можно активнее шевелить ушами и отгонять противных кусачих насекомых.
 
Итак, уши Девочки болели и непривычно ослабли, обвисли, утомленные долгим учебным днем. Девочка бережливо вымыла уши, прополоскала их травяным отваром и решила сделать себе желе, потому что она была голодна и хотела как-то отвлечься от жужжания и колющих прикосновений мух, которые так и преследовали ее в этот день даже после школы. Она помяла в руках пакетик с сухим желатином и попыталась открыть его. Попыталась сначала руками, потом зубами. Пакетик долго не поддавался, а потом вдруг резко разошелся по швам и лопнул, как надутый шарик. Один из кристалликов желатина угодил Девочке прямо под нижнее веко и закатился глубоко-глубоко, а когда она нечаянно моргнула, он вообще исчез из виду и где-то затерялся. Девочка, почувствовав беспокойство и зуд, инстинктивно шевельнула ушами, но они лишь слабо дрогнули и замерли, как подбитые на охоте зверьки. Потом Девочка поняла, что инородное тело попало ей в глаз, и тщетно попыталась шевельнуть нижним веком и вывернуть глазницу наизнанку, как она уже умела делать с ушами. Но ничего не вышло, а глаз стал от этого болеть еще больше. Девочка побежала в ванную и, почти ничего не различая одним глазом, открыла кран. Из крана потек густой вишневый кисель, и Девочка в отчаянии вспомнила, что день-то был праздничный, особый, поэтому обычного жиденького сиропа для промывания ушей нечего было и ждать. А промывать глаз вишневым киселем ей показалось не очень правильным - а вдруг сладкий вишневый запах не выветрится, и ей придется отгонять мух еще и от глаза. Девочка потерла разболевшийся глаз кулачком и, чуть не плача, посмотрела в зеркало. Это было очень странно, потому что зеркало показывало, что глаз ее покраснел и увеличился в размерах. Девочка осторожно подняла пальчиками верхнее веко и рассмотрела свое отражение. Действительно, светло-голубой ее зрачок расплылся и смазался в очертаниях, будто чернила, на которые капнулa водa. Вокруг него разрасталась дрожащая студенистая масса, бугристая и склизкая, как… И тут Девочка с ужасом поняла - как желе! Маленький кристаллик, попав во влажную и родную для себя среду, стал разрастаться и множиться. Теперь глаз Девочки стал вдвое больше и еле просвечивал сквозь мутно-желтую неровную сферу, как месяц, скрытый за облаком. «Ну что ж, - подумала Девочка-с-Глазом-Желе, - надо бы мне как-нибудь удачно и выгодно продать глаз в какую-нибудь кондитерскую, раз уж такое дело».
 
И она надела свои красные туфельки, повязала на голову цветастую косынку, укуталась в синий жакет с желтыми полосками и пошла в кондитерскую, яркая и веселая, потому что в школе им объясняли также значение цветовой гаммы одежды и влияние оттенков на жизнь и судьбу. Девочка-с-Глазом-Желе свернула за угол Патриотической улицы и остановилась перед большой витриной кондитерского магазина, залюбовавшись пышными, источающими тепло и сладкий аромат ванили тортами, она глядела на прозрачные леденцы, обсыпанные фруктовым сахаром, на толстые и дородные эклеры, с которых стекал, точно воск со свечи, густой заварной крем, на аппетитные корзиночки с фруктами и шоколадным драже, но самым видным товаром, от которого Девочка-с-Глазом-Желе не могла отвести взгляд, был огромный медовый пряник в виде пчелы во фраке, которая лучезарно улыбалась и топтала своими лапками продукцию конкурентов кондитерского магазина - какую-то неоднородную массу, сваленные в кучу шарики, серые и грязные, похожие на смятые нечистыми руками катышки хлеба. «Долой жвачку!»- прочитала Девочка-с-Глазом-Желе на мигающей вывеске магазина, и прошла внутрь, придерживая беспокойно подпрыгивающий и норовящий выскочить из глазницы кусочек сгустившейся массы, который то и дело охватывали конвульсии, словно у глаза раз в две минуты происходил эпилептический припадок.
 
- Добро пожаловать в нашу светлую обитель, дитя,- протянул к ней руки господин Учитель, дружески улыбаясь и обнимая за хрупкие плечи, а эта кондитерская, как не сложно было догадаться, принадлежала именно ему.
– Если ты пришла сюда в поисках светлых и прогрессивных вкусов, то даю гарантию, что наш магазин сможет удовлетворить самого прихотливого покупателя. Если ты, конечно, не принадлежишь к партии левых, - добавил он, подозрительно сощурив глаз.
- Нет, господин Учитель, я терпеть не могу жвачку и каждым своим поступком стараюсь доказать свою верность и преданность нашему народу. Партия левых с их агитационной жвачкой должна быть уничтожена! Но дело в том, что у меня…
- Да-да, талантливое ты мое дитя, - блаженно сощурился Учитель и крепче обнял Девочку-с-Глазом-Желе, казалось, пребывая в каком-то радостном исступлении. – Мы должны трудиться и гордиться, мы должны осознавать свою исключительность, свою избранность и великую миссию. Я рад, что существует еще такая активная и продвинутая молодежь. Ты, кажется, учишься в моей школе? Я не забуду тебя, я никогда не забываю умных поступков и речей.
- Да, я хожу в вашу школу, господин Учитель. И очень преуспела в ушной гимнастике и развитии двигательных способностей лицевых мышц. Но сейчас…
 - Припоминаю, дитя мое, - не расслышав слов Девочки-с-Глазом-Желе, продолжил Учитель, и лицо его озарилось внутренним светом нахлынувшего вдохновения. – Ты была шестьдесят второй по счету в левом ряду, я никогда не забываю расположения своих учеников. Не далее, как сегодня утром, я намазал тебе ушко медом - ах, какая у него чудная форма! - изобразив с каллиграфической точностью и безупречностью латинскую букву «альфа». Ты должна хорошо изучить латинский алфавит, потому что нет ничего важнее эрудиции для того, кто называет себя гордым именем Человек!
 
От громогласной речи Учителя закачалась люстра и дрогнули полки, отяжелевшие под грузными тушами банок с медом и прочих сладостей. Отлитая из темного шоколада фигура Шер лихо качнула бедрами, отбросила в сторону покрытый глазурью микрофон и самозабвенно зааплодировала, потрясенная глубокомысленными и пробирающими своим гражданским пафосом речами господина Учителя. Стоявшая рядом с ней Джулия Робертс, облаченная в шикарное бордовое платье, спадающее на тарелку тяжелыми складками марципана, ревниво толкнула соперницу локтем, выдрала из шоколадной головы Шер целый пучок волнистой сладкой ваты и помахала Учителю рукой, чуть заметно подмигнув Девочке-с-Глазом-Желе. Учитель, в свою очередь, чуть заметно поклонился им с величайшим почтением и бодро отсалютовал. Эти подмигивания и откровенные взгляды смутили Девочку-с-Глазом-Желе и заставили ее вспомнить о собственном глазе, который теперь стал размером с теннисный мяч, оброс яблочными дольками и ягодами земляники, покрылся воздушной, точно взбитые сливки, пленкой странного вещества и грозился вот-вот выпасть. «Настоящий торт-желе!» - подумала про себя Девочка-с-Глазом-Желе, еще лелеющая надежду как можно выгоднее продать его.
 
- Господин Учитель, - уверенно сказала она, - я верю в вас и вашу идею, поэтому наверняка знаю, что такой благородный и верный своей стране человек не откажет мне в услуге. Понимаете, у меня вырос час назад огромный глаз-желе. Я пробовала шевелить ушами и перебрала все известные мне акробатические фигуры и балетные па - ничего не помогло, ибо мой недуг находится в несколько иной плоскости лица.
- Дай-ка я взгляну, поближе, еще ближе,- потянулся он к лицу Девочки-с-Глазом-Желе шевелящимися, точно лапки насекомого, пальцами. –Ага, вижу… -и он ощупал уже затвердевший и не такой дрожащий глаз, стараясь не повредить фруктового узора и не смазать башенки из взбитых сливок, в которые превратилась белесая пленка. Господин Учитель крепко задумался…
- Дитя мое, я могу тебе помочь! - радостно воскликнул он после детального осмотра. Наша кондитерская не в первый раз сталкивается с такими явлениями. Подожди немного, я сейчас принесу инструменты, и через какую-нибудь минуту ты избавишься от этого слизистого нароста.
 
 Учитель вышел в смежную комнату, и вскоре вернулся - в желтых хозяйственных перчатках, облаченный в белый, как его редкие волосы, халат, с ядовито-зеленым цилиндром на голове (ведь неприлично одеваться в темные цвета!) и с поблескивающим своими выпуклыми боками черпаком в руках.
 
- А ну-ка иди сюда,- подозвал он к себе Девочку-с-Глазом-Желе и воровато оглянулся по сторонам, нет ли кого поблизости. Шоколадные Шер и Джулия Робертс сделали вид, что заняты своими прическами, и тактично отвернулись к стене, время от времени яростно шикая друг на друга.
– Не волнуйся, это совсем не больно, - сказал Учитель и запустил края черпака во влажную, как свежий холодец, массу. Что-то громко булькнуло, глаз-желе задрожал и беспокойно захлюпал, не желая покидать свою хозяйку, но после недолгой борьбы был уверенно вычерпнут из глазницы недрогнувшей рукой господина Учителя. Девочка-Уже-Без-Глаза-Желе почувствовала облегчение, увидев облепленный со всех сторон фруктами глаз, который безобидно и жалко покачивался между холодных краев черпака.
- Спасибо вам!- лучезарно улыбнулась Девочка-Уже-Без-Глаза-Желе, которую можно теперь называть просто Девочкой. – Вы меня спасли от ужасной напасти. Но вот еще что меня интересует - не могу ли что-нибудь получить за свой глаз?
- О боги, дитя, да что ты говоришь!- всполошился Учитель. –Поверь мне, за него тебе и копейки не дадут даже в лавке антиквариата. Оставь эту затею, мой тебе совет, и иди домой заниматься и готовиться к завтрашнему школьному дню. Тренируй уши!
- Хорошо, господин Учитель, - немного расстроилась Девочка, не решившись что-либо возразить. – Все равно спасибо вам. Ну, я пойду…
 
И она развернулась на своих красных туфлях, прикрыла цветастой косынкой зияющую пустотой, словно дырка в черепе, глазницу, поправила воротничок синего в желтую полоску жакета и лениво поплелась домой. Девочка была невесела и задумчива, она немало расстроилась из-за того, что не сумела реализовать и извлечь выгоду из своего глаза-желе. «Ничего страшного, - утешала себя Девочка, - зато я теперь освободилась от этого ужасного чавканья, которое издавал пульсирующий в собственном соку глаз, да еще и сдружилась с господином Учителем. Ах, какой благородный и положительно гениальный человек!»
 
В это же время в кондитерской господин Учитель снял свой ядовито-зеленый цилиндр, утер платком лоб, на котором образовались капельки пота, заложил руки за спину, как это обычно делают старики, прошел несколько раз туда-сюда по салону магазина, погруженный в раздумья, остановился перед неутомимо мигающей вывеской «Долой жвачку!» и, кажется, наконец на что-то решился. Пробормотав себе под нос что-то невнятное, он растерянно оглянулся по сторонам и уже вполне отчетливо произнес: «А что такого, не пропадать же добру?». Цокнув каблуками идеально начищенных туфель, он развернулся на месте, лишь слегка улыбнулся своему отражению в зеркале, чтобы вдруг не образовались морщинки на лице и в уголках рта, подбежал к полкам, совершенно беспардонно схватил шоколадных Шер и Джулию Робертс, которые тут же в негодовании завизжали и начали отбиваться, засунул их в ящик своего стола и только потом жадно потянулся к черпаку, в котором сиротливо трепыхался и слегка подрагивал, будто со страху или холоду, глаз-желе. Господин Учитель сплюнул на палец, подчистил и отполировал до совершенства поверхность глаза-желе и аккуратно положил его на расписную тарелку китайского фарфора, которую в свою очередь протолкнул на самое видное место в витрине, прямо рядом с медовым пряником, исступленно топчущем горы жвачек. Довольный своим новым товаром, доставшимся кондитерской совершенно за просто так, удовлетворенный своим великодушием, которое он проявил к Девочке-с-Глазом-Желе, чрезвычайно гордый собой и свершенным нравственным долгом, господин Учитель вышел в смежную комнату, торжественно напевая себе под нос «Гимн Российской Федерации». В опустевшей кондитерской наступила тишина, не считая только истерических воплей и проклятий двух величайших артисток современности- Шер и Джулии Робертс, отлитых из темного шоколада, которые все еще томились в принудительном заключении и из-за чрезмерной близости друг к другу снова затеяли вечную битву, вечное противостояние и борьбу всего женского рода за симпатии глубоко обожаемого ими всеми господина Учителя.
 
Эпилог
 
- Солнце мое, ты уже дома?- послышался ласковый женский голос с кухни. – Раздевайся и подсаживайся к столу, хотя мы с отцом уже пообедали и приступаем к десерту. Ты знаешь, у нас сегодня кое-что особенное! Уверена, что тебе понравится - я пробежалась по магазинам и купила очаровательный торт-желе…
 
От этих слов внутренности Девочки похолодели, и вся она съежилась от страшного предчувствия, предательски кольнувшего в груди…
 
Конец
 
 
Эльф-из-Бутылки

Оставьте Ваш комментарий
  Имя: 
Комментарий
 
28.10.09 00:34:00 ...
Ох, до боли знакомые лозунги, звучащие еще с порога аудитории. Громогласные мысли и рассуждения, не просто заставляющие дрожать окна и наши уставшие даже от его тени кости, но и в пух и прах разносящие всех нас - ничтожных, бездарных и жалких студентиков, "ласкают" слух целых 80 минут... И никакие ушные упражнения не помогают... (((
# 63
27.10.09