Кто автор картины Сикстинская Mадонна?
Леонардо да Винчи
Сандро Боттичелли
Рафаэль

Результаты опроса


На что вы готовы пойти ради карьеры?
Ради карьеры я готов(а) на все
На все, но в рамках закона
Никогда не пожертвую людьми и отношениями ради карьеры
Затрудняюсь ответить

Результаты опроса

<<< Вернуться к Активному Выпуску

Вы можете оставить Ваш комментарий

9-го декабря 2009-го года директору Эрмитажа и ученому-востоковеду Михаилу Борисовичу Пиотровскому исполнилось 65 лет. Мы посчитали уместным опубликовать интервью Михаила Борисовича, которое он дал находясь в РАУ.

«Все страны осознают себя через культуру»
Интервью Михаила Пиотровского в РАУ
 
 
- В одной из статей о Вас в газете «Невское время» сказано, что вы умеете чувствовать пульс времени. Кроме того, вы являетесь автором и ведущим цикла «Мой Эрмитаж» на канале «Культура». В какой степени Вы являетесь ученым, деятелем культуры, хозяйственником, PR-менеджером? И считаете ли Вы, что культуру сегодня обязательно надо «продвигать»?
 
- Я считаю себя ученым и только ученым. Все остальное прилагается. Нормальный ученый может быть и менеджером. Но менеджеры в сфере культуры обязательно должны быть специалистами. Культура, конечно, нуждается в особых «продвижениях», в постоянных разъяснениях ее важности, потому что во всех странах мира происходит следующее: государство отделяется от общества и представляет себя смыслом существования общества. На самом деле государство – это слуга общества, а у последнего есть несколько самых главных задач – обеспечение безопасности населения и, конечно, культура, потому что культура – это и есть то, что отличает человека от животного, один народ от другого. Культура сама по себе не воспроизводится генетически, ее нужно сохранять. Это приходится разъяснять, а также все время искать правильные пути сохранения культуры, ее развития. Эта работа постоянна и требует все время новых решений.
 
- В интервью радио «Свободе» Вы сказали, что «Эрмитаж даже больший символ для России, чем Лувр для Франции. Он – место, где прошла вся история Российской империи». Эрмитаж, в первую очередь, – это исторический, археологический или культурный музей? И можно ли учиться в Эрмитаже не повторять ошибки?
 
- К сожалению, никто, изучая историю, не учится не повторять ошибки. Действительно, Эрмитаж – это музей, где есть все. Во-первых, там замечательное искусство, потрясающая архитектура, одновременно это и символ русской истории. Эрмитаж как музей – символ русской культурной открытости в значительно большей степени, чем Лувр, который является Национальным музеем Франции, тогда как Эрмитаж является музеем мировой культуры. В Петербурге есть Русский музей, который занимается русским искусством, а в Эрмитаже русская культура является частью мировой. Кроме того, в этом здании произошло много важных событий, поэтому оно является и символом русской государственности. Эрмитаж находится под непосредственным покровительством президента России, не потому что он лучший музей, а потому что является одновременно символом государственности.
 
- В мире все чаще говорят о столкновении цивилизаций. Как это отражается на культурном уровне, в частности, как реагирует на возможные столкновения Эрмитаж, где сочетаются Запад и Восток, где собраны сокровища различных цивилизаций?
 
- Я думаю, что никакого столкновения цивилизаций нет, но оно может произойти. В этой ситуации интеллигенция, деятели культуры могут сказать свое доброе или недоброе слово. Когда интеллигенция начинает управлять экономикой, политикой, то ничего хорошего из этого не получается. Все это мы проходили. Но в сфере отношений между людьми можно конфликты гасить, а можно и разжигать. Можно конфликты воспринимать как локальные и экономические (на самом деле так оно и есть), а можно говорить, что это конфликты цивилизаций. Сейчас мы находимся в ситуации, когда усилиями интеллигенции можно существующие в мире конфликты превратить в конфликты религий и тогда они будут смертельны, тогда их нельзя будет остановить. Задача Эрмитажа и всех учреждений культуры найти способы помочь людям жить в разных цивилизациях, разных культурах и религиях, не приводя их к смертельному столкновению. Для этого нужна очень четкая позиция в понимании разницы, которая существует, в осознании противоречий, которые нельзя преодолеть и которые можно преодолеть. Это трудная работа, но для этого существуют музеи, первая задача которых – просветительство, рассказ о других культурах и странах, а дальше – рассказ о том, как они и воевали, и шли вместе, и каким образом война может быть средством культурного обмена. До двадцатого века войны были и средством культурного обмена, даже крестовые походы. В двадцатом веке они, к сожалению, уже не являются средством культурного обмена.
 
- Иосиф Бродский говорил, что Россия – это уникальная страна, которая осознает себя через культуру. Вы с этим согласны?
 
- Я думаю, что все страны осознают себя через культуру. Россия, я думаю, осознает себя через особую традицию российской культуры. Россия – это страна, у которой нет никаких границ и для нее естественна открытость русской культуры, о которой говорил Достоевский. Это и есть суть русской культуры. Они и национальная, и открытая. Она легко воспринимает другие культуры. Россия – многонациональная страна – в ней все участвуют, самые разные народы, и все легко становятся русскими. Татары, грузины, немцы легко участвуют в русской культуре, не теряя своей самобытности. Я думаю, что Россия - страна, которая осознает себя через объединение в себе разных культур. Это уникально, потому что не так много народов, у которых в основе лежит объединение культур.
 
- Эрмитаж – один из величайших музеев мира, но бюджет его значительно уступает бюджету, к примеру, Лувра или Британского музея. Как Вы справляетесь с финансовыми трудностями?
 
- Когда я стал директором Эрмитажа, бюджет музея был в сто раз меньше бюджета Лувра, теперь – в десять раз. Я думаю, что мы находимся на правильном пути. Мы стараемся создавать и сочетать то, что во всем мире создают культурные учреждения – нормальное государственное, общественное, частное партнерство для финансирования музея. Это очень важно, потому что сохраняет в разной степени свободу. Пока нам удавалось с каждым годом добиваться все больших субсидий у государства,  привлекать частных лиц, общественные организации, находить способы, чтобы им было интересно работать с нами. Это большая ежедневная работа всех, кто работает в музее. Люди участвуют, когда им нравится участвовать. Мы пытаемся создать такой мир, к которому всем хочется прикоснуться.
 
- В Эрмитаже собрана коллекция армянских памятников истории, культуры, относящиеся к урартским временам, средневековью, 18-20 векам. Какое место армянская коллекция занимает в Эрмитаже и пополняется ли она теперь?
 
- Армянская часть не очень велика. Армянское культурное наследие в основном всегда оставалось в Армении, но у нас есть замечательные образцы, которые покупались русскими коллекционерами. Есть очень показательные вещи, например, Скеврский складень, рукописи. Недавно приобрели армянское Евангелие. Но пополнений сейчас мало. Я думаю, что теперь общее развитие музеев не в расширении коллекций, а в кооперации и в долговременном обмене экспонатами. Я считаю, что давно пора в России сделать большую выставку армянского искусства: древней и средневековой Армении. Выставки святого Эчмиадзина с большим успехом проходили уже два раза. Они привнесли новый дух в восприятие Армении Россией и Петербургом. Петербург культурный город, но надо об этом всегда напоминать.
 
Беседу вел  Роман Надирян
 
23 марта, 2006 год

Оставьте Ваш комментарий
  Имя: 
Комментарий
 
# 69
29.01.10