Кто автор картины Сикстинская Mадонна?
Леонардо да Винчи
Сандро Боттичелли
Рафаэль

Результаты опроса


На что вы готовы пойти ради карьеры?
Ради карьеры я готов(а) на все
На все, но в рамках закона
Никогда не пожертвую людьми и отношениями ради карьеры
Затрудняюсь ответить

Результаты опроса

<<< Вернуться к Активному Выпуску

Вы можете оставить Ваш комментарий

 

Без лирики
 
   Надо научиться выстраивать стену вокруг некоторых мыслей. Но это бессмысленно, потому что в конце концов она дает трещину и мысли снова вырываются наружу. Мешают спать, есть, работать, а самое главное - идти вперед. А если по пятам за этими мыслями идет еще и совесть, то дело пропало. К этому выводу Эдик пришел в автобусе. Может, потому, что стена в его голове уже давно не просто дала трещину, а рухнула, или потому, что та самая советь проснулась и не хотела засыпать.
   Жизнь в квартире на семнадцатом этаже имела свои преимущества: можно было запланировать остаток дня или поразмыслить о чем-нибудь, пока лифт полз вверх. Эдик зашел в квартиру, раздраженно бросил ключи на диван и поплелся на балкон. Свою квартиру он называл оторванной от реальности и шутя говорил, что это самая высокая точка города. Положив руки в карманы, он уставился на крышу соседнего здания. «Зачем было столько пить?» - подумал Эдик. Голова раскалывалась. Алкоголь был последним способом усыпить совесть. Подействовало, но только на то время, пока сознание отключилось. И вот снова… в голове начали отчетливо, как в пленке фотоаппарата, сменяться кадры двух последних дней.
   Позавчера, появившись в студии в хорошем расположении духа, Эдик направился к своему рабочему месту. Но по пути курс пришлось сменить. «Вячеслав Сергеевич ждет тебя в кабинете», - пропищала Анжела, секретарь Вячеслава Сергеевича, которую не любили так же, как и ее шефа. «Ни одного стоящего материала, Эдуард, ни одного! За три месяца! Ты знаешь, чем это тебе грозит? Таких, как ты, сотни за моими дверями каждый день!» Вячеслав Сергеевич сегодня был явно не в настроении, и причин этому могло быть несколько: он слишком долго простоял в пробке, Анжела принесла ему кофе на тридцать секунд позже, чем обычно, или рейтинг конкурентов снова поднялся. Но судя по груде бумаг на столе, было ясно: пришли счета. В такой ситуации самый благоразумный выход – молчать. Так Эдик и сделал. Отведя взгляд от раздраженного лица начальника, он только сейчас заметил, что не ему одному сегодня сделали выговор. Рита, девушка скромная и тихая, опустив глаза, сидела в кресле. «А ее-то за что?» - пронеслось в голове Эдика, но поразмыслить над этим так и не удалось, потому что Вячеслав Сергеевич снова обрушил свою немилость на присутствующих.
- Ну ладно! Сегодня я добрый! - рявкнул он. - Ведь шанс - это иногда все, что нам нужно, верно?! И исключительно по доброте душевной я дам вам этот шанс. Пятница - крайний срок! Кто принесет что-нибудь стоящее, с тем будем продолжать сотрудничать. С одним из вас придется распрощаться!
-  Но пятница… это уже завтра, - подала голос Рита.
- Серьезно?! Ты считаешь, что я уже выжил из ума до такой степени, что в днях недели не могу разобраться?! Дожили… на голову всех посадил… никакого уважения…- задыхаясь от злости крикнул Вячеслав Сергеевич и, немного успокоившись, протирая лысину платком и глубоко дыша, дрожащей рукой указал на дверь, - все! Идите, ну идите же… Анжела, кофе!!!
    «Я уволен», - подумал Эдик как только захлопнулась дверь кабинета. До завтра подходящего сюжета не найти, к тому же у Риты отнюдь не расстроенный вид, значит у нее уже есть что-то на примете.
    Эдик молча поплелся к лифту. Главное - никого не встретить, нет настроения вести дружескую беседу. Но так как неудачный день – есть неудачный день, в лифте Эдик встретил Феликса, одного из операторов и друга еще со школьной скамьи.
- Говорят, Сергеич сегодня не в духе. Не знаешь, кому в этот раз досталось? - беззаботно спросил оператор.
- Мне, - откашлялся Эдик.
- О-о-о! ну ничего, ты ведь знаешь: покричит и остынет. Мы с тобой уже лет сто не говорили по душам, я бы тебе предложил где-нибудь посидеть, но не могу. С Ритой из новостного отдела надо ехать за город. Там сегодня фундамент для здания какого-то посольства закладывают. Погоня за сенсацией, понимаешь ли… Ну, да кому я это рассказываю, сам знаешь.
   Эдик на секунду задержал дыхание и постарался придать голосу непринужденный тон:
- А, ну.. да. А во сколько едешь-то?
- Через два часа надо быть там. Но еще эти сборы… Эдик, твой этаж.
   Эдик молча смотрел на длинный коридор, который открыли перед ним двери лифта
- Что? А, да … спасибо.
    Дальше все произошло так быстро, что многого Эдик и не помнил. Он нашел Юру, оператора, сказал, что если тот не соберется за 10 минут, Сергеич его уволит. Подействовало, через семь минут Юра был при полном параде. Через полчаса были на месте. По-видимому, приехали немного рановато, но не прогадали: все как раз начиналось. Здесь Эдик пустил в ход свои профессиональные навыки, которые еще не до конца выветрились, записал пару синхронов, думая только об одном: только бы успеть. Когда подъехала еще одна машина с эмблемой их студии и оттуда вышла счастливая Рита, Эдик уже сворачивал шнур вокруг микрофона. Она осмотрелась, и улыбка медленно сползла с ее лица. Рита медленно, будто приняв всю безысходность сложившейся ситуации, подошла к Эдику. За ней широким шагом, держа в одной руке сигарету, шел Феликс.
- Эдик? - как всегда добродушно улыбнулся он, - похоже, ты слишком буквально понял слова «погоня за сенсацией». Пошли, Ритуль, Эдуарду сегодня от шефа досталось, ему это точно поможет. Ну, порадуйся за коллегу.
   Рита молчала.
- Хочешь жить - умей вертеться, - будто бы между прочим сказал Эдик, закидывая микрофон на переднее сиденье машины.
 
- Ну, поздравляю, Эдуард, - сказал Вячеслав Сергеевич на следующий день, на этот раз с настроением было все в норме, по-видимому, нашлось, чем расплатиться со счетами. - Рита, я человек слова. Двух мест у нас нет. Сокращение, сами понимаете. Боюсь, вам придется собрать вещи.
- Я уже вчера собрала. До свидания, - Рита вышла из кабинета. Не взглянув ни на Вячеслава Сергеевича, ни на Эдика.
   В тот же день друзья заставили Эдика отметить удачу, а виновник торжества весь вечер пытался утопить совесть в пиве. И вот теперь он стоит на балконе своей «оторванной от реальности» квартиры и выслушивает спор двух разных людей, сидящих в его сознании уже два дня: «В конце концов, это жизнь. Каждый сам за себя. А Рите еще повезет», - говорил один из них.
«А она родителей содержит, а ты только на выпивку и клубы тратишь», - настаивал второй.
«Теперь я плохой человек, да?» - вмешался Эдик.
«Нееет…», - снова первый.
«Надо пойти и во всем признаться», - не отступал второй.
«Его же уволят!»
«Все! Замолчите… я не могу так больше! Я все расскажу…», - снова вмешался Эдик.
«Молодец!»- ликовал второй голос, который наверняка принадлежал совести.
«Идиот…» - разочаровался второй.
 
    «Дискуссию» прервал телефонный звонок. Эдик раздраженно взял трубку.
- Эдуард!?- не дождавшись приветствия, сказал Вячеслав Сергеевич, - считай, что ты родился в рубашке…
- Вячеслав Сергеевич, я должен… - попытался перебить его Эдик.
- Не перебивай меня, времени нет. Твой материал произвел на меня впечатление! Как насчет поехать в Кишинев спецкором? Сам знаешь, что там происходит! Но ты оказался более оперативным, чем я думал. Кстати, об идее вчерашнего сюжета сам додумался или подсказал кто?
- Сам, Вячеслав Сергеевич, - не помня себя от радости, выпалил Эдик, - я могу прямо сейчас приехать?
    Получив положительный ответ, Эдик выбежал из дому, захлопнув дверь прямо перед носом своей совести, которая от сквозняка вылетела в форточку и при такой высоте, наверняка, разбилась насмерть. Жизнь на семнадцатом этаже имеет свои преимущества…
 
 Лилит Агаян

Оставьте Ваш комментарий
  Имя: 
Комментарий
 
18.11.10 08:44:00 ЛСМ
Жаль, что Вы по субботам в литклуб не заглядываете.
14.11.10 16:05:00 Лина
Это ж уже было))))
# 88
11.11.10