Кто автор картины Сикстинская Mадонна?
Леонардо да Винчи
Сандро Боттичелли
Рафаэль

Результаты опроса


На что вы готовы пойти ради карьеры?
Ради карьеры я готов(а) на все
На все, но в рамках закона
Никогда не пожертвую людьми и отношениями ради карьеры
Затрудняюсь ответить

Результаты опроса

<<< Вернуться к Активному Выпуску

Вы можете оставить Ваш комментарий

 

 
Сегодня... утром. После звонок папе: "Пап, я скучаю..."
 
11:05. Автобус. Первое дыхание наедине с людьми, которые тоже опаздывают. Кто-то смотрит на часы, кто-то – в окно, а он – на детей позади уже моего сидения. Белая щетина с редкими черными волосами, высвечивающимися промеж белых нитей. Морщинистое лицо – как будто карта его судьбы. Лицо, рассказывающее абсолютно все его эмоции и поступки. Глаза зеленые, большие, грустные. Это все, что я успела увидеть, пока он, постоянно оборачиваясь, смотрел на этих детей. Шапка, точно как у уличных художников – скромная и неправильно одетая, коричневого цвета. И ни малейшей пылинки… Пиджак в клеточку. Аккуратно одетый на синюю с выглаженными манжетками и воротником рубашку. И ни малейшей пылинки. Руки без морщин, точно упругий мячик. На безымянном пальце левой руки – кольцо. Кольцо блестящее, цвета золота. Теперь понятно, куда делись все пылинки и эти безобразные невоспитанные складки на одежде. 

Не выдержал. Завязал разговор с рядом сидящей женщиной. И не важно о чем, главное: как и зачем. 

Женщина. Вся в черном. Кроме цвета помады. Первое впечатление: “Подумаешь, обычная женщина, которой плевать на всех, ее волнуют только ее проблемы и то, что она уже опаздывает на работу…” И, казалось, думала: “Зачем он со мной заговорил? Что, я не так выгляжу, что ли?” Хочет прислушаться к нему. Делает вид, что ей интересно, но как только дается возможность, смотрит в окно: “Долго мне еще?” 

Щурясь, выдает себя. Но тема не закрывается. Его слушает уже весь автобус. Ну, почти. Кроме меня и водителя, наверное. И не важно, о чем, важно, как. Детей уже давно нет, вышли. Да и он уже забыл про них – так сильно ему хотелось поделиться с той женщиной. Он уже повернулся спиной к окну, и, наконец, видны его туфли. Черные, поношенные туфли. И ни малейшей пылинки… Штанина аккуратно выглажена, главнокомандующая – это стрелка, строгая и прямая. 

Разговаривает, словно дирижирует. Медленно двигая пальцaми, пытается плавными движениями объяснить все, что быстро-быстро перебирает у себя в голове. А когда слушает глазами собеседника… Наверное, более искренних и наивных, по-детски блестящих глаз я еще не видела. И если человек, который впал в депрессию из-за своих нерешенных проблем, посмотрит в эти его глаза, то как будто окажется на острове, знаете, как в рекламах: вокруг только лазурь и белый песок, ну можно еще белый гамак… И это чувство счастья гуляет по душе, как бы дразня: “Смотри, смотри… да, брат – это иллюзии, это мечты. Возвращайся, дурачок!” 

- Кто-нибудь выходит на остановке? - зашуршал в ушах усталый и сонный голос водителя. 

Я – в окно. А там – моя остановка. Выбежала через заднюю дверь сломя голову. Заплатила за проезд. Отошла, а тут его глаза. В окне. Смотрят на меня. Невольно улыбнулась, а он… он в ответ... 
 
Зара Меликян (ZooM)

 


Оставьте Ваш комментарий
  Имя: 
Комментарий
 
# 90
30.11.10