Кто автор картины Сикстинская Mадонна?
Леонардо да Винчи
Сандро Боттичелли
Рафаэль

Результаты опроса


На что вы готовы пойти ради карьеры?
Ради карьеры я готов(а) на все
На все, но в рамках закона
Никогда не пожертвую людьми и отношениями ради карьеры
Затрудняюсь ответить

Результаты опроса

<<< Вернуться к Активному Выпуску

Вы можете оставить Ваш комментарий

 

Памятник без джаза
 
 
Под плотной сеткой машин и прохожих на противоположном тротуаре видна статная бронзовая фигура в длинном пальто с развевающимся шейным платком. Перехожу улицу, чтобы рассмотреть ее вблизи.
 
Старый человек с длинными забавными усами и ужасно грустным взглядом. Стоит прямо, и шейный платок колышется на ветру.
 
Памятник Уильяму Сарояну. Сколько ни стараюсь, не могу разглядеть в это застывшей обветриваемой фигуре любимого Сарояна. Вся скульптура по-армянски тоскливая, такой наглядный пример надоевшей всем до чертиков армянской «национальной» тоски. Ужасно грустный взгляд. Так повелось, что ли, что у всех армян к месту и не к месту должен быть ужасно грустный взгляд? Сароян, безусловно, не был Рабле, и жизнь его не была радужным фейерверком успехов и веселья, и все же нет в его произведениях, да и в нем самом, этой «ужасной грусти», этой безысходной грусти. Там есть джаз. Вся его проза – это джаз 20-х годов, по ритмике, по звучанию. Этого не хватало, чтобы попытаться передать в серьезной скульптуре джаз. И не только джаз. Обойдите памятник хоть двадцать раз – никаких вам там «приземленных подробностей» в виде каких-то характерных черт сарояновской прозы и Сарояна самого. Ну, разве что усы.
 
А шейный платок развевается… как иллюстрация моря в древнегреческом храме. Развевающийся платок в виде абсолютно правильной волны. Геометрически правильной. Добавьте к этому пальто, эффект «развевания» которого напоминает мазки серой масленой краски на холсте, пафосно зажатый в руке лист – и безжизненность статуи обеспечена.
 
Насмотревшись на скульптуру, с совсем невеселыми впечатлениями открываю дверь неподалеку расположенного кафе. За столиком включаю ноутбук и нахожу знаменитую сарояновскую фотографию на велосипеде. На велосипеде, совершенно серьезный, с чудаковатой шапочкой и пресловутым шейным платком-галстуком. Развевающимся так и этак, но точно не греческой волной.
 
Грустно, что Сароян поселился в Ереване не в этом обличии. С тоскливым взглядом, нескладная, неуместно мощная бронзовая глыба украла у Еревана сарояновский джаз, сарояновские 20-ее, сарояновскую необычную любовь к Армении, сарояновское тепло.
 
Карина Казарян

Оставьте Ваш комментарий
  Имя: 
Комментарий
 
# 96
10.03.11