Кто автор картины Сикстинская Mадонна?
Леонардо да Винчи
Сандро Боттичелли
Рафаэль

Результаты опроса


На что вы готовы пойти ради карьеры?
Ради карьеры я готов(а) на все
На все, но в рамках закона
Никогда не пожертвую людьми и отношениями ради карьеры
Затрудняюсь ответить

Результаты опроса

<<< Вернуться к Активному Выпуску

Вы можете оставить Ваш комментарий
Гигантский подсвечник. Плод дерзкой фантазии Эйфеля
 
 
«Моя ржавая и кривоватая современница...
она показалась мне похожей на гигантский подсвечник,
забытый великанами среди столицы карликов».
Анна Ахматова
 
 
 
Эйфелева башня. Невозможно представить себе Францию без нее. «Мне следовало бы испытывать чувство ревности к башне. Ведь она гораздо известнее меня», - сказал как-то о своем «детище» ее скромный и дерзкий создатель Густав Эйфель. Она возвышается над столицей мод, она мелькает в мечтах романтиков и притягивает к себе толпы туристов. 31 марта “железной леди” Франции исполняется 120 лет!
 
В 1889 году в Париже должна была проходить Всемирная выставка, приуроченная к столетию Великой французской революции. Общефранцузский конкурс архитектурных и инженерных проектов, которые должны были определить архитектурный облик будущей Всемирной выставки, стартовал еще 1886 году. Более сотни претендентов, более сотни идей и предложений, но предпочтение отдается экстравагантному проекту инженера Густава Эйфеля. «Франция будет единственной страной, располагающей 300-метровым флагштоком!» - воодушевленно восклицал Эйфель, завоевав первую премию конкурса.
 
Однако французы, передвигающиеся еще на конных омнибусах, отнеслись к строительству огромной башни, мягко говоря, без особого воодушевления.
 
В 1887 году 300 писателей и художников Франции направили протест в адрес муниципалитета, с требованием снести это “бесполезное и чудовищное сооружение”, которое даже "торгашеская Америка" не пожелала бы иметь у себя.
 
«Когда иностранцы посетят нашу выставку,— говорилось в послании,— они удивленно воскликнут: «Как! И этот ужас был избран французами, чтобы дать нам представление об их столь хваленом вкусе?..» Впрочем, чтобы лучше понять наши доводы, достаточно представить себе потрясающе нелепую башню, господствующую над Парижем, словно мрачная и гигантская заводская труба, подавляющая своей варварской массой Собор Парижской Богоматери, Сен-Шапель, башню Сен-Жак, Лувр, Дом Инвалидов, Триумфальную арку, все поруганные отныне памятники, все наши, приниженные теперь, архитектурные творения, которые исчезнут в этом ошеломляющем кошмаре».
 
Среди подписавшихся под этим гневным посланием были Шарль Гуно, Александр Дюма, Леконт де Лиль, Сюлли Прюдом, Ги де Мопассан, Виктор Гюго… Кстати, Гюго постоянно обедал в ресторане наверху башни. «Это единственное место во всем огромном Париже, откуда ее не видно», - объяснял писатель.
 
“На протяжении 20 лет мы будем вынуждены смотреть на отвратительную тень ненавистной колонны из железа и винтов, простирающейся над городом, как чернильная клякса”, - возмущались писатели и художники в своем послании, обвиняя инженера в безвкусице.
 
“Почему такая странная форма? – объяснял Густав Эйфель в интервью газете «Le Temps». - Ветровые нагрузки. Я считаю, что искривление четырех внешних краев монумента продиктовано и математическими расчётами и эстетическими соображениями”…
 
Однако видные представители французской элиты ничего эстетического в «ненавистной колонне” не замечали, и протест был отправлен генеральному директору строительства Всемирной выставки месье Альфану. Удивленный месье Альфан переправил грозное послание тогдашнему министру торговли. «Единственное, что я прошу Вас сделать,— это получить протест и сохранить его. Он должен фигурировать в экспозиции выставки. Столь изящная и благородная проза, подписанная известными во всем мире именами, не сможет не привлечь толпу и, возможно, удивит ее», - посоветовал ему в ответном письме министр торговли.
 
Первоначально башню планировали снести спустя 20 лет после выставки.  Но башню не снесли ни тогда, ни гораздо позже. То ли ее спасли антенны, для которых башня до сих пор служит идеальной платформой; то ли более 2 млн. посетителей, побывавших у “железной леди”  за шесть месяцев работы выставки. Башня не пострадала даже в период немецкой оккупации 1940 года. Говорят, французы перед самым приездом Адольфа Гитлера повредили привод лифта и “железная леди” до конца осталась неприступной в покоренной Франции. 
 
Уже больше века возвышается она над Парижем, в ореоле ненависти и обожания, безмолвная, гордая, статная, устремленная к небу... «Гигантский подсвечник» - назвала ее Анна Ахматова. В первый день XXI века в подсвечник поставили свечу - на верхушке башни установили маяк,  свет от которого виден даже на расстоянии 80 км...
 
 
Подготовила Джульетта Киракосян

 

 


Оставьте Ваш комментарий
  Имя: 
Комментарий
 
04.11.11 22:37:00 Mikael!!!
Bravoooo, Julietta
# 110
25.10.11