Кто автор картины Сикстинская Mадонна?
Леонардо да Винчи
Сандро Боттичелли
Рафаэль

Результаты опроса


На что вы готовы пойти ради карьеры?
Ради карьеры я готов(а) на все
На все, но в рамках закона
Никогда не пожертвую людьми и отношениями ради карьеры
Затрудняюсь ответить

Результаты опроса

<<< Вернуться к Активному Выпуску

Интервью с Арутюнян Светланой Арташесовной
Интервью с Микаелян  Рузанной Христофоровной

Образование ухудшилось. А кто виноват?

          «Молодежь деградирует! Образование – никуда не годится. Никто не хочет учиться», - нередко слышим мы панические заявления из уст представителей. Так ли это, я попыталась узнать у преподавателей РАУ. Своими мыслями по этому поводу со мной поделились кандидат филологических наук Арутюнян Светлана Арташесовна и старший преподаватель кафедры психологии Микаелян  Рузанна Христофоровна.

Интервью с Арутюнян Светланой Арташесовной:

          - Изменилось ли что-либо в образовании с тех пор, как Вы учились?
          - Ну конечно изменилось, и изменилось в худшую сторону. Например, школьная система обучения. В советское время подготавливали довольно приличные кадры. Сегодня школы, как таковой, вообще не существует. Потом, бакалавриат был не свойственен нашему процессу обучения. Сейчас ввели много новых предметов, которые навряд ли что-то дают студенту.

          - На Ваш взгляд, широкий доступ к информации мешает более глубокому интеллектуальному развитию студентов?
          - Доступ к информации суживает, притупляет, ограничивает, испепеляет, делает примитивными. У меня иногда создается впечатление, что я говорю с роботами.

           - А уровень общей эрудированности не повысился благодаря доступу к информации?
          - Нет. Наше студенчество разделилось на два противоположных лагеря. «Лидеры» в области интеллекта стали более широкими, открытыми, потому что, наряду с выходом в интернет, они имеют интеллектуальную базу. Это талантливые студенты. А бесталанные студенты вышли в интернет, взяли оттуда штампы и вдруг почувствовали себя интеллектуальными людьми. Вот это страшно. Раньше был средний класс студентов, а сейчас – или очень хорошие, или очень плохие, причем плохие превалируют.

          - В чем еще выражается перемена в студентах?
          - Студенты стали практичными. Они поняли, что государство не принимает участия в их жизни. Формула «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих» сработала для них. Поэтому те, которые пришли получить профессию, из кожи вон лезут, чтобы ее получить. А те, кто пришли за приданым в виде диплома, остались такими же, какими были.

          - Отличаются ли уровни развития тогдашнего хорошего студента и сегодняшнего?
          - Да. Тот студент был духовно насыщен. За его плечами стояла база определенных ценностей, пусть, они были ложные. А нынешний студент превратился в перекати-поле. Традиции оказались перечеркнутыми.

          - В чем причина этого?
          - Причины разные: социальные, экономические, идеологические. Мы оказались зачумленными временем.


Интервью с Микаелян  Рузанной Христофоровной:

          - Изменилось ли что-либо в образовании с тех пор, как Вы учились?
          - Отношение к приобретению знаний у студента. Назначение студента – добывать знания. Нынешние студенты не заняты добычей знаний. Они готовы получить тот блок знаний, который им дает преподаватель, но после лекции не пересматривают, не проверяют информацию. Удовлетворяются лекцией. Между тем, лекция – это авторский труд преподавателя. Относятся по принципу: «Подписано – так с плеч долой». Не пытаются вникнуть в материал, усвоить его. А мне нужно видеть, что студент усвоил материал и в дальнейшем сможет его использовать.

           - Изменилось ли преподавание?
          - С точки зрения преподавателя, облегчилось, так как полиграфическое производство очень быстро понимает все потребности общества и печатает книги, учебники. Кроме того, есть компьютерные программы, которые помогают демонстрировать материал, помогает интернет. Затруднение – запрос студентов. Студенты не требуют, чтоб преподаватель обновлял материал. У преподавателей тоже нет стремления найти что-то новое. Хотя, мне кажется, что у молодых преподавателей это стремление есть. Я считаю, что нужно помогать студенту, чтоб он не запутался. Иногда студенты воспринимают материал как истину в последней инстанции. Поэтому нужно разграничивать, где классический подход, где – новый, где мнение самого преподавателя.

          - На Ваш взгляд, широкий доступ к информации мешает более глубокому интеллектуальному развитию студентов?
          - Однозначно нельзя сказать, информация мешает или способствует развитию. Но новую информацию следует показывать преподавателю, особенно, если она добыта в интернете. Такой материал может быть хорошо сфабрикованным псевдонаучным хламом.

          - А уровень общей эрудированности не повысился благодаря доступу к информации?
          - Эрудиция фрагментарная. Нет межпредметных связей. Есть студенты, которые стремятся узнать что-то новое, но связывать это с интернетом нельзя. Они используют эрудицию для того, чтобы преподнести себя, но эрудиция должна быть подтверждена крепкими знаниями.

          - Считаете ли Вы, что молодежь деградирует?
          - Молодежь не может деградировать. Просто, в ценностной структуре произошло много идеологических изменений. Молодежи не прививают знаний относительно того, какая разница между свободой и вседозволенностью. Не умеют научить молодого человека разделять главное от второстепенного, нужное от ненужного. А разговоры о деградации молодежи происходят от столкновения поколений.

Анжела Айрапетян


# 10
13.03.07