Кто автор картины Сикстинская Mадонна?
Леонардо да Винчи
Сандро Боттичелли
Рафаэль

Результаты опроса


На что вы готовы пойти ради карьеры?
Ради карьеры я готов(а) на все
На все, но в рамках закона
Никогда не пожертвую людьми и отношениями ради карьеры
Затрудняюсь ответить

Результаты опроса

<<< Вернуться к Активному Выпуску

Неудачный пациент

          - У вас истерия, начальная стадия шизофрении, детская травма, - заключил доктор после того, как объяснил, что поставил диагноз на основании картины, нарисованной девушкой, к которой он обращался.
           Доктор был худым невысоким человеком пожилого возраста, с покрытым морщинами болезненно-желтоватым лицом, впалыми щеками и тонким, кривым, с горбинкой, носом. Его почти лысая продолговатая голова, казалось, еле держалась на худой, сморщенной шее. На нём висел поношенный костюм, из-под брюк которого выглядывали грязно-белые махровые носки, гармошкой лежавшие на туфлях. Весь его вид, неопрятный и даже вызывающий отвращение, резко контрастировал с его высокомерной осанкой. И ещё одно в нём было странно – его острый и насмешливый взгляд, вызывающий в собеседнике не просто страх, а какой-то необъяснимый дикий ужас.
          - У вас не просто травма, а что-то даже более серьёзное. Вы – изуродованная личность, - вдруг закричал доктор, метнув полный ненависти взгляд на девушку. Ирина (так звали пациентку), ничего не отвечая, съёжившись и опустив голову, сидела напротив психолога. Она с первой минуты своего прихода чувствовала себя очень неудобно, не совсем чётко осознавая, зачем она здесь. Обстоятельства же, ставшие причиной её посещения, сами по себе, были весьма странными.
          Однажды, придя домой, она увидела незнакомого ей человека, беседовавшего с её тётей. Вежливо поздоровавшись, она села в уголке комнаты, недалеко от гостя, не желая мешать беседе. Некоторое время она продолжала молча сидеть, незаметно разглядывая незнакомца. Но гость, напоминавший ей Воланда из “Мастера и Маргариты”, не дал ей долго рассматривать себя и, резко прервав свой разговор с тётей, обратился к ней:
           - Это вы нарисовали? – обвинительным тоном спросил он, указывая на картину, висевшую на стене.
          Картина изображала человека, распятого на стрелках не совсем обычных часов, которые одновременно представляли собой земной шар, за пределами которого был полный мрак. Место крепления стрелок было сдвинуто вверх, за счёт чего фигура человека равномерно заполняла циферблат. Фоном стрелок служили тени пляшущих людей.
           - Да, - смущённо ответила девушка.
          - Чего вы боитесь? Почитайте Библию. Вы находитесь в тяжком грехе, - изрёк доктор. – Сходите в церковь и на днях позвоните мне. Вам требуется серьёзное лечение.
          Прошёл месяц. Девушка, принявшая психолога за сумасшедшего, не позвонила ему. Но так случилось, что он вновь неожиданно оказался у них в гостях. На этот раз доктор со всей строгостью приказал девушке явиться на следующий же день к нему на приём.
          И вот, она сидит в его кабинете с сильным желанием убежать. Но хорошее воспитание мешает ей это сделать, и поэтому она продолжает сидеть, боясь поднять глаза на разъярённого доктора. А тем временем доктор продолжал высказывать свои всё более и более непонятные мысли по поводу состояния здоровья своей пациентки.
          - Вы мазохист. И всё потому, что у вас ярко выраженный страх собственного несовершенства. И приведёт это к тому, что вы станете извращенкой. Нет! Вы уже извращенка! У вас дома я заметил наручники. Это были ваши? Скажите, кого вы заковываете в них? Себя? Любовника?
           - Это игрушечные наручники моего брата. Я их даже в руки не брала.
           - А-а-а! Это тоже страх. Боитесь соблазниться ими. У меня начинают появляться подозрения, что в вашем энергетическом канале сидит дух умершей женщины. Т-а-а-а-к!
          Чушь, которую нёс доктор, уже начинала веселить девушку. Её смущение сменилось азартом своеобразной игры. Она решила узнать, какие страхи испытывает сам Его Величество Доктор.
          - О, вы абсолютно правы. Я и сама чувствовала, что со мною что-то не так. Нужно было раньше к вам обратиться, - приняв вид раскаявшейся жертвы собственной глупости.
          - А-а! Так, наконец, до тебя начало доходить, что твой недуг очень опасен. Хорошо, - более спокойно и почему-то перейдя на “ты”, сказал “Воланд”.
          После этого наступило перемирие. Доктор больше не злился, а лишь с учёным видом объяснял причины, вызывавшие болезнь, этапы её развития, последствия, к которым она может привести, и путь избавления от неё.
           Последующие их встречи проходили уже в совершенно спокойной обстановке. Доктор много говорил о Фреде и Юнге, о Теуне Марезе и Вирищагине; давал советы, как избавиться от страхов и стать более уверенной. Часто он противоречил сам себе, но Ирина, запоминающая и анализирующая всё, о чём шла речь, никогда не указывала доктору на несоответствие его слов предыдущим, поскольку не хотела травмировать его и, кроме того, боялась вновь вызвать его ярость.
          После четырёх месяцев “лечения”, Ирине довольно-таки надоела эта игра, которую она вела с психологом без его ведома; игра, в которой она уже стала профессионалом, изучив порядок мыслей доктора и начав принимать тот вид, показывать себя в том душевном состоянии, в котором её ожидал увидеть доктор в тот или иной день приёма.
          В начале пятого месяца Ирина уже твёрдо решила более не посещать кабинет врача. Но перед ней вставала одна проблема: как прекратить встречи, не обидев психолога, по отношению к которому она чувствовала благодарность за тот его толчок, который заставил её всерьёз заняться изучением психологии. Но случай был на её стороне. Как раз в одно из последних посещений доктор посоветовал ей с целью окончательного самоутверждения и избавления от комплекса неполноценности делать только то, что она действительно хочет. Условие было таким: она не должна делать что-либо, противоречащее её желанию ни под каким предлогом (даже в том случае, если от неё зависит чья-то жизнь). Подобный совет пришёлся по душе Ирине, так как она сразу же поняла, что это её шанс к спасению от надоевшего ей доктора. Таким образом, она пообещала строго следовать его совету. На следующий день была назначена их очередная встреча. Ирина не пошла на неё. Спустя час после назначенного времени в доме Ирины раздался телефонный звонок.
- Алло?
- Ирина?
- Да. Я слушаю.
- Это доктор.
- Да…?
- Что случилось? Почему ты не пришла?
- Мне не хотелось приходить.
- Как? Но мы ведь договорились.
- Ну, и что? Я придерживаюсь вашего указания: не делать ничего, чего мне не хочется делать.
- Но ты могла хотя бы позвонить.
- А мне не хотелось.
- Хорошо. Сегодня в 6 часов вечера я буду тебя ждать. Пожалуйста, приходи. Нам нужно поговорить.
- Я приду.
          Вечером Ирина, радуясь своей удавшейся проделке, с невозмутимой улыбкой вошла в кабинет. Доктор, увидев её, вскочил с места и начал приближаться к ней, истерически злобно смеясь, размахивая руками и не контролируя себя. Резко оборвав свой смех, он спросил:
           - Используешь моё же оружие против меня?
           - Доктор! У вас истерия, начальная стадия шизофрении, детская травма. Вы изуродованная личность и находитесь в страшном грехе. У вас страх собственного несовершенства и вам требуется серьёзное лечение.


# 3
16.11.06