Интервью с лауреатами именных стипендий«Спаси сначала себя, а потом окружающих»

«Спаси сначала себя, а потом окружающих»
 
Беседа с магистранткой второго курса Института Права и Политики РАУ по направлению «Международные отношения и дипломатия», лауреатом стипендии имени Левона Мкртчяна Рузанной Айрапетовой
 
Рузанна, что для вас значит быть именным стипендиатом?
В первую очередь это – награда за всю мою деятельность за время учебы в университете. И награда не для того, чтобы показать кому-то, что я чего-то достигла. Мне важно самой зафиксировать, что я достигла какого-то определенного уровня и теперь могу двигаться дальше. Для меня это также большая ответственность, потому что я понимаю – что-то хорошее сделала и развиваюсь в своем направлении правильно. То есть это награда и это ответственность.
 
Это признание заслуг, конечно.
Да. Но я не стремлюсь кому-то что-то доказать. Мне надо самой понять, правильно ли я иду по своему пути или нет, нужно мне что-то менять или нет. Сейчас я вижу свои успехи, вижу результаты. И думаю, что иду по правильному пути. Все хорошо. И дальше будет хорошо. Я буду идти к следующему уровню.
 
К чему вас обязывает это признание?
Обязывает меня же саму. Мне надо развиваться в своей области и достигать большего. Я публиковалась несколько раз, мои работы имеют много просмотров. Люди интересуются, комментируют мои статьи. Эта заинтересованность очень меня мотивирует. Чем больше будет отдача, тем больше я сама буду стараться отдавать.
 
А если бы не было именной стипендии?
Я бы просто считала, что ещё не достигла этой ступени. Целенаправленно шла бы к какой-то точке, где могла бы закрепиться, осознать, что добилась чего-то важного. А потом шла бы дальше.
 
Что, кроме профессиональных знаний, должен иметь человек, получающий высшее образование?
Я нахожусь в социуме. Каждый год вижу изменения в этом социуме и стараюсь меняться вместе с ним. Замечая и понимая эти изменения, я стараюсь воспитывать в себе какие-то чувства, необходимые для существования в обществе. На самом деле я человек довольно закрытый. И то, что я сейчас с вами открыто разговариваю, – это изучение и воспитание самой себя. До поступления в университет я была очень стеснительным человеком, не любила высказывать свое мнение. Но сегодня и мое образование, и постоянные контакты с людьми взрастили во мне чувство, что я имею право на свое мнение, у меня оно есть, и я хочу им делиться. Я раскрепощена, мне стало интересно общаться с людьми, я хочу понимать их. Раньше считала себя в некоторой степени мизантропом, но сейчас все иначе. Этому способствовала аура нашего университета. Она мне позволила посмотреть на людей с другой стороны. Понимать, что у каждого есть минусы и плюсы, просто надо уметь их воспринимать. Это понимание помогает мне воспитывать в себе какие-то качества.
 
Какие?
Больше понимать людей, принимать их такими, какие они есть. Закрывать на что-то глаза. Думаю, это основное качество, которое мне удалось в себе воспитать. Так что образование для меня – это и полученные знания, и умение находиться в обществе. Я не могу одно отделить от другого. Я знаю многих людей, не имеющих высшее образование, но намного более человечных, чем многие из тех, кто высшее образование получил. Все зависит от тебя, от того, как ты воспринимаешь мир, как ты готов себя корректировать, если это необходимо. Для меня лично необходимо было получать образование и одновременно воспитывать себя.
 
У вас очень строгие требования к себе?
Да. Я самый большой свой критик. Моя мама часто надо мной подшучивает, когда я прихожу невеселая с экзамена, при этом сдав его на сто баллов. Баллы для меня мало что значат. Иногда я думаю, что могла бы ответить лучше. Тогда не очень могу радоваться оценке.
 
А если бы вы ответили лучше и получили восемьдесят баллов, что бы вы выбрали?
Наверное, ответить лучше.
 
И получить восемьдесят баллов?
Да. У меня был подобный случай. Ничего страшного не случилось.
 
Вы довольны своим образованием?
Мне кажется, РАУ давал и сейчас дает мне все необходимое. Другое дело, как я сама воспринимаю все полученное.
 
Что вы имели в виду, говоря об ауре университета?
Я часто бываю в других университетах, мне есть с чем сравнивать. Я приехала из Казахстана. Закончила там школу и через неделю приехала в Армению, сдавать документы в РАУ. Мы приехали, мне семнадцать лет. Впервые заходим на территорию университета. И как любовь с первого взгляда. Знаете, как в фильмах бывает! Музыка, солнечный свет очень красиво отражался от здания, такая красота. И это ощущение, что я попала в родное место, не покидает меня вот уже на протяжении шести лет. Теплота, взаимовыручка, ощущение того, что это твой второй дом. Что ты можешь сюда прийти и не чувствовать себя чужим. Я бываю в университетах, во многих из них холодно, а у нас тепло. Это чувство очень мне дорого.
 
Вы занимаетесь мягкой силой. Объясните, пожалуйста, что это такое?
Эта концепция была представлена Джозефом Наем еще в конце 1980-х годов. Речь идет о возможностях изменить предпочтения и интересы другого государства посредством симпатии, своеобразным мягким принуждением, используя свои ресурсы. То есть посредством культуры, кинофильмов, музыки, политических ценностей. Это довольно интересно. Эта концепция была задумана на основе философских учений, которые обращаются к термину соблазна. И очень интересно, как именно в дипломатии, в международных отношениях используется соблазн для получения выгоды. Это не какой-то конкретный ультиматум, а проникновение в подсознание человека.
 
А мягкая сила всегда способствует миру и добру или как получится?
Я считаю, что не нужно всегда обращаться только к мягкой силе. И страны разные, и подходы к ним надо подбирать соответствующие ситуациям, государственному режиму и так далее. Есть государства, с которыми надо взаимодействовать с позиции жесткой силы. Но есть и такие страны, с которыми нужна только мягкая сила, чтобы получить выгоду. Надо соблюдать баланс.
 
Как-то не очень хорошо звучит «Делать что-то ради своей выгоды».
Да, с человеческой точки зрения, наверное, не очень. Но когда к мягкой силе прибегает государство, и то ради блага своих граждан, то, думаю, что это оправдано. Тем более, что в политике каждое государство так или иначе использует другое государство.
 
У вас был проект, который назывался «Трансформация конфликта». Почему не разрешение, не урегулирование конфликта, а его трансформация? Трансформация и преобразование во что?
Конфликт не всегда удается разрешить. Необходимо прийти к какой-то точке, в которой можно изменить ситуацию так, чтобы он был выгоден всем сторонам конфликта. Во время наших занятий мы изучали, как проводятся переговоры, какие типы переговоров бывают. А мой проект был для первого и второго курсов бакалавриата, потому что ребята в это время пока не знают о трансформации конфликтов. Они считают, что необходимо решить конфликт любым способом. Но это не всегда действенно. Поэтому я со своей коллегой решили представить участникам проекта, какие бывают возможности для трансформации конфликтов, какие психологические факторы влияют на возможность трансформации и так далее.
 
Меня удивило, что сам термин «Конфликт» в некоторых источниках определяется как острый способ разрешения противоречий. Правда, выходящий за рамки правил и норм, но все же не невозможность разрешения ситуации, не тупик, а способ разрешения. Говорят «разрешить конфликт», а оказывается, конфликт сам есть способ разрешения сложных ситуаций.
Я больше склоняюсь к тому, что конфликт – это, скорее, стадия противоречий между сторонами. Для меня это не процесс, а состояние. Поэтому в тех случаях, когда конфликт невозможно решить, необходимо его трансформировать, может быть, привести к состоянию, когда у каждой стороны просто останутся противоречия, которые легче будет разрешить.
 
Бывает ли так, что одна из сторон конфликта виновата абсолютно во всем, а другая ни в чем не виновата?
Думаю, что так не бывает. И не только на государственном уровне, но также и в межличностном общении. Даже если одна сторона конфликта действительно ведет себя неправильно, а другая – делает все так, как необходимо, то велика вероятность, что эта вторая сторона просто не хочет понять тех, кто вроде бы неправ. И такое положение дел только усугубляет противостояние. Скорее всего, нет конфликтов, в которых виновата исключительно одна сторона.
 
В таком случае мы, как государство, можем ли смотреть на конфликтные ситуации глазами иной стороны? Можем принимать свои ошибки?
Мы должны стремиться к этому. Возможно, я сама пока не наблюдаю, что мы смотрим глазами какой-либо иной конфликтующей стороны, но, думаю, мы должны развивать это умение. Я очень рада, что прошла те курсы, о которых мы с вами уже говорили, потому что там нас учили смотреть на действительность с точки зрения другой конфликтующей стороны.  
 
Давайте представим идеальную ситуацию. Вы бы хотели, чтобы все конфликты на земле разрешились?
Такого не может быть.
 
Поэтому просто представим такую ситуацию.
Нет, не хотела бы. Я считаю, что посредством конфликта рождается истина. На одном из курсов бакалавриата у нас состоялся спор: я представляла позицию конфликта, а моя коллега – позицию консенсуса. И у нас был конфликт, который мы привели к консенсусу.
 
Значит, привести к консенсусу, а не к истине?
Про истину я сказала образно. Я считаю, если мы не переборем какую-то ситуацию в конфликте, в напряженной обстановке, мы не сможем пойти дальше и развить отношения.
 
Вы являетесь гражданкой Казахстана, интересуетесь внутриполитическими и внешнеполитическими вопросами Армении. Это довольно интересно. Почему Вы решили заниматься Арменией?
Мне ничего не мешает использовать мой жизненный опыт. Мы находимся во взаимодействии с Казахстаном. И мне очень помогает мой же жизненный опыт, понимание этого общества, неких социально-экономических реалий. У меня есть какое-то представление о том, как Армения может использовать казахстанский опыт, как страны могут эффективнее взаимодействовать друг с другом и вообще выстраивать отношения с другими странами. Иногда ко мне обращаются некоторые специалисты по этому направлению, я с ними делюсь опытом, какими-то знаниями или советами. Почему именно Армения? Просто я нахожусь в той точке, когда считаю, что должна развивать именно данное направление. Сейчас я чувствую себя комфортно. Если я завтра начну изучать Азию, вряд ли стану чувствовать себя так же хорошо. Я пока учусь, поэтому нам много рассказывают и про Иран, и про Ближний Восток, и про Азию. Я пробовала различные направления, но не вижу себя в этом. А вижу себя с проармянской позиции. Меня интересует, как Армения может использовать опыт других стран, других направлений. Мне это очень интересно. Армения – как невспаханное поле. Здесь многое можно взрастить. Просто смотришь и планируешь: вот здесь вот это можно попробовать, а здесь, наверное, вот это взойдет. Здесь очень много возможностей. Надеюсь, в последующем возможностей будет еще больше.
 
То есть ваш выбор не случайный, а осознанный.
Осознанно-случайный, я бы сказала. Я приехала в 2013 году, заметила внутриполитические трансформации, очень интересно забурлила внутриполитическая жизнь. Меня это завлекло. А так как я изучаю все-таки внешнюю политику, то мне было интересно отражение внутренней политики на внешней, так как считаю, что они связаны неразрывно.
 
Какие у вас планы?
Пока я собираюсь поступать в аспирантуру РАУ. Продолжать развиваться в направлении мягкой силы. Опять скажу, считаю, что у нас огромный потенциал. Использование культуры, туризма, традиций. Я наблюдаю, изучаю, как их используют в других странах. И каждый раз провожу параллель – можно ли такое же или что-то похожее реализовать в Армении? Очень надеюсь, что в последствии, после моей учебы, я смогу предложить уже что-то конкретное для реализации.
 
Предложить, а не реализовывать?
Одна я не смогу. Возможно, в процессе изучения буду встречать людей, которые этим также заинтересуются. Сейчас я уже вижу заинтересованность среди студентов-бакалавров. Надеюсь, когда приду к этапу, на котором смогу что-то предложить, когда буду создавать это предложение, буду сталкиваться с еще большим количеством людей, которые захотят внести свой вклад в это дело. Людей солидарных, с которыми затем перейдем к стадии реализации.
 
И вы связываете свою жизнь с Арменией?
Да.
 
Для чего человек живет вообще, как вы думаете?
Я живу для себя. Для себя в этом мире. Каждый должен выбрать сам, для чего он живет. Нет конкретного и определенного, правильного варианта ответа. Я живу для себя, но не в эгоистичном смысле. Если я не буду себя чувствовать внутренне комфортно, то не смогу ничего сделать для этого мира. Это как в самолете – сначала надо спасать себя, а потом ребенка. Спаси сначала себя, а потом окружающих. Наверное, на данный момент я живу по такому принципу.
 
Сделать хорошее для окружающих, для мира – это как? Что именно сделать?
Самое элементарное – выкинуть мусор в мусорку, а не где попало. Надо начинать с того, что это тоже большой поступок. Сегодня я еще в стадии формирования того, что могу сделать. Пока не могу сказать конкретно, что это будет – проект, идея или, может быть, придумаю какой-то новый термин, буду первая, кто его предложит. И это будет действенно именно для Армении. Многие захотят использовать его в политических или общественных целях. Пока я в процессе.
 
 
 
Беседу вел Роман Надирян
АНОНСЫ
СОБЫТИЯ
Интервью