Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

 

История складывается из цифр и дат, из побед и поражений, а история театра – еще и из довольно внушительного количества премьер и спектаклей. И история чуть ли не единственного на всю Армению официально существующего любительского Студенческого театра не исключение.

Начиналось все очень просто и одновременно невообразимо сложно: заведующая кафедрой Русской и мировой литературы Татьяна Михайловна Геворкян решила, что именно ее кафедра должна взять на себя миссию нетрадиционного преподнесения классической литературы, и поручила молодой преподавательнице курса «Литературных чтений» Соне Саргисовне Маргарян поставить спектакль по пьесе А.С. Грибоедова «Горе от ума».

Кажется, что эта история известна всем в мельчайших подробностях: о том, как растерялась Сона Саргисовна, не представляющая, с какого конца взяться за осуществление этой идеи, но не имеющая права на провал; о том, с каким фурором прошел спектакль и как ректор, пришедший на пару минут, остался до конца; о том, как Армен Размикович сразу же дал распоряжение об официальном утверждении Студенческого театра и его режиссера; и, наконец, о том, как появившаяся в день премьеры, кажется, ниоткуда, помощница Србуи Ншановна Арзуманян – еще один преподаватель кафедры – стала первым администратором новоявленного театра…

Но, к сожалению, а может, и к счастью, это уже не так: в театре сменилась за эти годы не одна труппа, из университета ушла вдохновитель театра Татьяна Михайловна, и даже первого администратора сменил на посту один из студентов-актеров театра Баграт Карапетян.

Итак, с 1 сентября 2003 года (а неофициально с 1 сентября 2002 г.) в стенах Российско-Армянского (Славянского) университета появился Студенческий театр. И первой постановкой после «Горя от ума» стала знаменитая «Сказка про Федота-стрельца, удалого молодца» Леонида Филатова. Уже в процессе работы над спектаклем мы узнали о смерти автора и посвятили премьеру его памяти. Удивительный текст, безумно веселые репетиции, талантливые ребята и – феерический успех!

Трудно представить себе сейчас, когда в РАУ такой шикарный Дом Культуры, в каких условиях приходилось работать театру первые два года. Актовый зал – это большая аудитория с небольшим возвышением-сценой. В аудитории в две смены идут занятия, и репетировать там можно только после 6-и вечера. Ни о каком занавесе или хотя бы минимальных декорациях или условиях их установки речи вообще не было. Когда к моменту третьей премьеры по «Маскараду» М.Ю. Лермонтова в мае 2004 театр наконец-то приобрел материал на занавес, который был сшит администратором (поскольку больше было некому, а занавес в этом спектакле нужен был позарез) – его невозможно было повесить! С каким трудом уговорили хозяйственников вбить в отремонтированные стены два крепких крюка, на которых можно было бы укрепить занавес, – это помнят только самые первые. Но и «Маскарад» был первой особенно ответственной постановкой: это уже была не комедия, которую, как считалось, непрофессиональным актерам играть все-таки легче, а драматическое произведение, с серьезными психологическими трудностями, которые актерам, при огромной помощи режиссера, все же удалось преодолеть. Студентов-зрителей, да и педагогов можно заставить смеяться и над талантливым кривлянием, если вдруг нужно исправлять ситуацию на сцене, а вот заставить плакать неумелой игрой – совершенно нереально. Но зритель плакал! И это была победа!

Сколько же еще постановок, маленьких и больших, было осуществлено за эти годы!

Первая постановка на новой сцене в отстроенном Доме Культуры – «А зори здесь тихие». Небольшая сценка из романа Б. Васильева, поставленная к 60-летию победы в Великой Отечественной и показанная в рамках фестиваля «Говорим, читаем, поем по-русски», тоже заставила зрителя пустить слезу.

А потом была последняя постановка старой труппы, которая покорила абсолютно всех: и доброжелателей, и скептиков – «Ревизор» Н.В. Гоголя. Что это был за спектакль! Ни одной помарки, ни одной бестолковой позы, ни одной бессмысленной мимики! Это был настоящий фурор! Но, как это обычно и бывает, после премьеры было невероятно грустно. Чувство опустошенности и щемящей тоски усугублялось еще и тем, что практически вся труппа оканчивала университет, и нужно было начинать все с нуля.

И эта первая театральная труппа навсегда останется особой и незабываемой. Ведь с ней связаны все первые переживания, ошеломительные победы, грусть невозвратимого и радость свершившегося…

Но вот чего не успела сделать первая труппа, так это выехать и показать себя за пределами Армении. Начиная с 2006 года, Студенческий театр РАУ ежегодно участвует в Пушкинском молодежном фестивале искусств «С веком наравне». Но первый раз был самым удивительным! Трудно было предположить, что, пусть даже настроенная на победу, труппа из Армении, где вообще нет культуры любительских (а не самодеятельных – для тех, кто понимает разницу) театров сможет конкурировать с российскими театральными группами, принимавшими участие в этом фестивале уже не первый год (ведь мы-то приехали на уже VIII фестиваль!). А вот смогли и даже их самих удивили! И после этого уже четвертый раз продолжаем удивлять!

Вскоре в репертуаре театра появилась первая пьеса зарубежного автора – «Жаворонок» Жана Ануя, и современная пьеса армянской писательницы Карине Ходикян «Не стреляйте, я уже убита».

Первая поражала своей масштабностью: и по количеству актеров, и по организации массовых сцен, и по мастерству студентов, не покидавших сценическую площадку на протяжении двух часов. Задумки режиссера, непредвиденные обстоятельства (как, например, неожиданно оказавшееся на сцене громадное и тяжелое ремонтно-строительное сооружение, которое нельзя было убрать в день премьеры), великолепная игра Жанны и каждого из главных персонажей – все было на стороне театра.

Вторая поражала прямо противоположным: два актера, вокруг которых больше никого, кроме призраков прошлого, напряженнейшая психологическая атмосфера, накал страстей, который не под силу и маститым артистам, знающим жизнь… А тут – два студента последних курсов, практически абсолютная неопытность в жизни, да еще и автор пьесы в зале… Но ведь похвала со слезами на глазах самого автора – это высшая похвала! Чего еще желать режиссеру и актерам?!

Потом последовали два водевиля Чехова: «Юбилей» и «Медведь». Первый – смело осовремененный: в обстановке современного банка, с мобильными телефонами и компьютером. Второй – один из самых удачных постановок Студенческого театра. И кто бы мог подумать, что перепалка между нашими сверхартистичными Поповой и Смирновым будет так органично оттенена музыкой и знаменитыми фразами из кинофильма «Служебный роман»!

Следующая постановка – «Обыкновенное чудо» Е. Шварца, которую мы посвятили памяти замечательного актера Абдулова. В качестве символов – медвежья шкура, сшитая художественным руководителем еще для чеховского водевиля, и шоколадный медведь. В качестве новаторского решения – театр теней. В ролях – новая группа талантливых студентов. Песни, танцы, волшебство и смешные казусы, с которыми надо было справляться на сцене; бешеный ажиотаж, волнение, суета, которые царили за кулисами. В итоге – еще одна успешная премьера.

Особенной была постановка по пьесе американского писателя армянского происхождения Уильяма Сарояна, подготовленная к его 100-летнему юбилею – «Эй, кто-нибудь!». Особенной, потому что Сарояна играть трудно (об этом говорят даже профессионалы), потому что главную роль играл совсем молодой актер (труппа опять была на стадии обновления), потому что судьи были особенно строги (многие сарояноведы были в это время в Армении на праздновании юбилея)… Но разве можно чем-то испугать режиссера и актеров, если они горят желанием сделать что-то неповторимое?! Ведь недаром говорят, что желание – это уже полдела! А написанные Соной Саргисовной слова к песне и неповторимый голос главной героини сделали оставшуюся половину!

А дальше были пушкинские «Пир во время чумы», «Цыганы», которые принесли лауреатство на фестивале, и снова Н.В.Гоголь – «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». На очереди посвященный 150–летнему юбилею А.П. Чехова спектакль «Предложение»…

Вы, наверное, думаете: что это я все о победах да о победах – неужели не было поражений?

А я вам скажу так: история не помнит мелких промахов, а крупных поражений  на нашей сцене не было и, я уверена, никогда не будет!

  

                                                                                                                                     Србуи Арзуманян

© 2000-2017 Российско-Армянский (Славянский) университет