Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Постановки

24.06.11
Про Федота-стрельца
(Л. А. Филатов)

Сказка о Федоте-Стрельце Леонида Филатова, поставленная студенческим театром РАУ, оказалась, по мнению ее художественного руководителя и режиссера Соны Саркисовны Маргарян, самой яркой и веселой постановкой.

Идея сценического воплощения «Федота» возникла из желания повеселиться от души, а также впечатления юности режисссера-постановщика видеозаписи, на которой автор читал свою «Сказку».
Неожиданным стало грустное известие о кончине Леонида Филатова. Премьера спектакля - своего рода дань его памяти.

Работа над спектаклем оказалась хорошим поводом для знакомства актеров-студентов с творчеством писателя. «Модерновые слова и выражения плюс чисто русский колорит» - в этом и заключена вся «соль» оригинального текста, малейшие смены интонации определяют смысловой подтекст. На первых порах актеры смеялись до упаду, пытаясь передать все нюансы интонаций, пока выбирался окончательный вариант.
При подборе актеров традиционно учитывали голос и внешнее соответствие. Кто только не пробовался на роль Бабы-Яги, даже Хачатур Оксузян (Федот). Наира Оганесян кастинга не проходила, просто волею судьбы оказалась на одной из репетиций ... С тех пор другого кандидата на роль уже не искали.

В связи с нехваткой помещения (Университет работал в две смены) репетиции проводили, где приведется: в свободных аудиториях, дома и даже на даче. Самой запоминающейся оказалась репетиция в Гохте.

Особый ажиотаж вызвала примерка костюмов: царю и Марусе шили, для Федота достали какую-то старую дедушкину рубаху. Костюмов на прокат взяли немного – все больше парики да усы. Театральный реквезит пополнили ордена и медали, которые тщательно пересчитывали для генеральского мундира (по сюжету их должно было быть ровно шесть). Два дюжих молодца (второстепенные лица) появились в современных костюмах и темных очках, что было неожиданно и ярко.
Ребята выложились максимально. Из непредвиденных ситуаций выкручивались оригинально и подчас неожиданно для самого режиссера: так под конец у Федота отклеился ус, который он приглаживал на манер героя «Бриллиантовой руки».
Взяли настоящего голубя на прокат. Ясное дело – голубь не репетировал. Привязали ему ножки, он – под парту, тщетно Федот пытался его поймать: «Ладно, лезь ко мне в суму!», «Лезь, говорю!» -дополнял филатовский текст Хачатур Оксузян.

Марина ФАРАМАЗЯН, IVкурс

 

© 2000-2017 Российско-Армянский (Славянский) университет