Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Постановки

28.06.11
Жаворонок
(Ж. Ануй)

Поставить «Жанну д'Арк» по пьесе Жана Ануя «Жаворонок» на сцене студенческого театра поначалу казалось сумасшедшей идеей. Но она возникла, и решение осуществить ее подкреплялось уверенностью, что у нас есть героиня – актриса, которой эта сложная роль по силам. До сих пор Диане Агабекян доставались комические роли: она играла принцессу в «Сказке про Федота-стрельца», Марью Антоновну в «Ревизоре».

«Жанна д'Арк» стала для Дианы настоящим испытанием. Простая, кристально чистая девочка, искренне верящая в то, что Бог возложил на нее священную миссию – таков был образ, который предстояло создать. А теперь вообразите, что этот напуганный ребенок оказывается на судебном процессе, где ее обвиняет в ереси сильное, властное, ученое духовенство, путая и обескураживая своими доводами и вопросами.

Накал страстей и психологические переживания были непередаваемы: каждый из актеров уносил их со сцены на лекции, домой, в подсознание. «Мне жалко ее, понимаете, она как затравленный зверек, - говорила о своем персонаже сквозь слезы Диана. - Почему люди так жестоки?!» Ей даже не пригодился бальзам “Звездочка” – профессиональный актерский прием: Диана плакала на сцене по-настоящему. Всерьез она приняла и идею режиссера о том, чтобы остричь прямо на сцене волосы. Как хорошие актеры в кино отказываются от каскадеров, выполняя все трюки самостоятельно, так и наша героиня отказалась от парика и отрезала довольно приличную прядь на глазах у изумленной публики. Вот это называется – вошла в роль!

Михалев Артем, едва появившись в труппе, принес Студенческому театру РАУ победу на фестивале «Говорим, поем и читаем по-русски», сыграв Васкова в «А зори здесь тихие». Но роль Фискала в «Жанне д'Арк» сначала повергла его в ужас. А потом и зрителей. Фискал действительно был ужасен: он «выплывал» в своей черной рясе из темноты и бросал в адрес Жанны страшные обвинения. «Ты был как Сатана. Мне так и хотелось запустить в тебя чем-нибудь»,- признавался Артему после спектакля его собственный брат.
И вообще, таким ласковым и логичным казался епископ Кошон (Давтян Ваге), таким твердым в своих убеждениях выглядел инквизитор (Саркисян Арам), что не только Жанне, но и самому зрителю трудно было разобраться, на чьей стороне правда. Ведь если подумать, ради кого жертвовала собой Жанна? И самодовольный Бодрикур (Торосян Айк), и трусливый Карл (Бондаренко Александр), и глупые придворные дамы (Агаджанян Татьяна, Габриелян Кнарик, Степанян Майя), и ее солдаты предали Орлеанскую деву. Ясно одно, что если бы ребятам не удались все эти роли, таких вопросов не возникало бы.

Теперь о технических проблемах постановки. Традиции неоклассицистической литературы требовали лишь намека на средневековые костюмы, но актеры-любители – это такой народ, разве им это объяснишь. Ребятам очень нравится сам факт внешнего перевоплощения, и страшно волнует вопрос, в чем они выйдут на сцену.

Вот и пришлось администратору театра (!) сшить рясы для всех священнослужителей, подходя к выбору цвета и фасона не только творчески, но и со скрупулезностью ученого-историка. Благо на помощь театру пришла блестящий незаменимый консультант – Елена Владимировна Карабегова, которая обращала наше внимание даже на цвет камня в перстне епископа.
Проблема с декорациями решалась намного проще, вернее, решали ее за нас обстоятельства. Во время повтора спектакля на сцене оказалось огромное железное сооружение, оставшееся здесь после ремонтных работ. На него были взгромождены пустующие стулья, была развешана одежда, так что возникала иллюзия присутствия безликих и молчаливых присяжных, свысока наблюдающих за судебным процессом. Раздвижная лестница преобразилась в статую богини справедливости Фемиды, появление которой в средневековом зале суда почему-то не вызвало ни у кого сомнений. Что ж, театральное действо – это всегда условность. Слышали бы вы восторженные отзывы о декорациях, рожденных вынужденным экспромтом.

И, наконец, главный вопрос, волновавший всех зрителей: как будет гореть Жанна? Никаких красных лоскутков и вентилятора. Вместо одного креста – три черных монаха; к тому, что посередине, привязана Жанна; вокруг – мерцающие в темноте свечи. Дорисуйте в своем воображении мечущихся в мигающем свете персонажей, музыку Карла Орфа, молящего о прощении коленопреклоненного Кошона и сияющую Жанну д'Арк с высоко поднятым распятием в руках – и, может быть, вы поймете, почему зрители аплодировали стоя и со слезами на глазах.

© 2000-2017 Российско-Армянский (Славянский) университет